med_history (med_history) wrote,
med_history
med_history

Нобелевские лауреаты: Герхард Домагк. В гестапо за премию

Как за Нобелевскую премию можно было угодить в гестапо, как отчаявшийся ученый спас свою дочь и как от первых антибиотиков перешли к химиотерапии.



Герхард Йоханес Пауль Домагк

Родился 30 октября 1895, Лагов, Бранденбург (ныне Польша)

Умер 24 октября 1964 года, Бургберг, Германия

Нобелевская премия по физиологии и медицине 1939 года. Формулировка Нобелевского комитета: «За открытие антибактериального эффекта пронтозила» (for the discovery of the antibacterial effects of prontosil).

Герхард Домагк, «отец антибактериальной терапии», рос в семье школьного учителя и свое основное образование получал в Киле. Перед Первой мировой войной он успел поступить в Кильский университет на медицинский факультет. И как и многие наши герои, после начала войны пошел добровольцем на фронт. После ранения, как считается, он возненавидел оружие и, поправившись, до самого конца войны служил уже в медицинских частях.

Демобилизовавшись, Герхард закончил учебу и начал преподавать в своей alma mater. Надо сказать, что именно тогда происходило настоящее медицинское чудо: в 1910 году Пауль Эрлих получил сальварсан, препарат 606, «волшебную пулю» против сифилиса. И именно Домагк начал систематически исследовать разные препараты на антибактериальную активность.

В 1927 году германский химический концерн «И.Г. Фарбениндустри» пригласил Домагка, которому исполнилось 32 года, на должность директора экспериментальной научно-исследовательской лаборатории патологии и бактериологии в Вупперталь-Эльберфельде. Именно эта компания производила красный краситель пронтозил, который в руках Домагка показал противобактериальную активность — уничтожал стрептококки.

А дальше случилась драматическая история, которая чуть было не стоила жизни маленькому ребенку, однако вместо этого открыла новую эру в медицине.



Структура пронтозила
Wikimedia Commons


У Домагка было четверо детей: три сына и любимая дочка Хильдегард. Во время урока шитья она уколола палец иглой, и началось заражение крови. Могло закончиться все совсем плохо: его принцесса могла бы, как в сказке, уснуть вечным сном, вот только принцев с поцелуями не ожидалось. «Хороший» вариант означал ампутацию руки. И Домагк решился, прикинул дозу и вечером дал своей дочке порошок пронтозила. Да, на мышках результат был отличным, но одно дело мышка, другое — его собственная дочь.

Тем не менее лихорадка отступила, утром Домагк дал дочери еще одну порцию пронтозила, и лихорадка отступила. В медицину пришла эпоха антибактериальных препаратов. Окончательные испытания препарата были опубликованы в феврале 1935 года в Deutsche Medizinische Wochenschrift — «Немецком медицинском еженедельнике».

Дальнейшие исследования показали, что пронтозил в организме распадается с образованием сульфаниламида, который и производит антибактериальное действие. Пронтозил назвали красным стрептоцидом (от «стрептококк» и латинского caedo — «убиваю»), сульфаниламид — белым. Так и повелось в медицине.



Структура сульфаниламида
Wikimedia Commons


«И.Г. Фарбениндустри» сразу же освоила производство пронтозила и начала изучать новые сульфаниламидные препараты. Сообщают, что уже через год после начала производства пронтозила, компания создала одну тысячу новых препаратов. Два препарата из этой тысячи — сульфатиазол и сульфапиридин — произвели еще одну революцию: они снижали смертность от пневмонии почти до нуля.

А в 1939 году случилась, кажется, единственная история в своем роде: Домагку присудили абсолютно заслуженную Нобелевскую премию по физиологии и медицине, и он сдуру согласился ее принять. А, как мы уже писали в статье о Рихарде Куне, после присуждения Нобелевской премии мира 1935 года немецкому журналисту Карлу фон Осецкому «за борьбу с милитаризмом в Германии», Адольф Гитлер запретил своим подданным принимать эту награду. И в итоге Нобелевский лауреат загремел в гестапо. Правда, всего на неделю (а не надолго и не в концлагерь, как иногда пишут). Недели хватило, чтобы наш герой решил от греха подальше отправить в Нобелевский комитет отказ от награды.

Надо сказать, что в 1947 году Домагк все-таки получил свой диплом лауреата (все все понимали про добровольный отказ от премии), однако денег он так и не увидел. В соответствии со статусом премии, «невостребованные» средства вернулись в резервный фонд, и с этим уже ничего нельзя было сделать. На церемонии 1947 года отметили, что «открытие пронтозила дало неожиданные перспективы в лечении инфекционных болезней. Основы этого беспрецедентного распространения химиотерапии за менее чем пятилетний период были заложены Домагком и его коллегами. […] Тысячи и тысячи людей спасают каждый год при помощи пронтозила и его производных».

После сульфаниламидовой победы за Домагком числится еще два важных прорыва в медицине. Во-первых, именно его работы привели к созданию тиосемикарбазона и изониазида — противотуберкулезных средств, которые помогли избавить Европу от бушевавшей после Второй мировой войны эпидемии туберкулеза. А во-вторых, в конце своей карьеры Домагк переключился на исследования химиотерапии рака, тем самым став одним из пионеров борьбы с этим опаснейшим заболеванием.

А в 1951 году он стал одним из девяти Нобелевских лауреатов на самой первой встрече нобелиатов в Линдау, где отмеченные высшей наградой ученые встречались с молодыми людьми, делающими первые шаги в науке.

Кстати, выступление Домагка на этой конференции можно послушать. Правда, на немецком языке без перевода.




Tags: нобелевская премия, нобелевские лауреаты
Subscribe

Posts from This Journal “нобелевская премия” Tag

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments