med_history (med_history) wrote,
med_history
med_history

Categories:

Амилоид, патологоанатом и родина слонов

Достаточно часто в химию вклад вносят не только чистые химики. Биологи, физики… Сегодня пойдет речь о самом настоящем патологоанатоме, а также о советской привычке, получившей название “Россия – родина слонов”. В советской литературе а также в некоторых современных источниках  можно прочесть, что русский врач-патологоанатом Михаил Матвеевич Руднев (1837-1878), совместно с немецким гистологом Вилли Кюне (1837-1900) провели ряд гистохимических опытов и доказали белковую природу амилоида [1-3]. В результате Руднев объявляется первооткрывателем химической природы этого важного вещества как для медицины (амилоидоз), так и для нейронаук (бета-амилоид и его вклад в патологию болезни Альцгеймера). Давайте разберемся, как же обстояло все на самом деле. Наши друзья из Рязанского медицинского университета провели настоящее расследование.



Профессор Михаил Матвеевич Руднев. Прижизненный портрет, кафедра патологической анатомии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (Санкт-Петербург)

Ко времени написания Рудневым статьи о природе амилоида в научном сообществе уже имелись данные о составе «амилоидного вещества» [4]. Описание общего амилоидоза связано с именем венского патологоанатома чешского происхождения Карла Рокитанского (1804-1878), который первый охарактеризовал это состояние как «сальное перерождение органов». Новым этапом в изучении амилоида стало выполнение Рудольфом Вирховым (1821-1902) в 1854 году индикаторной химической реакции с йодом и серной кислотой. Сходство ее результата с идентификацией крахмала, побудило Вирхова предположить, что амилоид по составу близок к углеводам животного происхождения. В 1854 году, в «Архиве патологической анатомии, физиологии и клинической медицины» он опубликовал несколько статьей, посвященных амилоидозу. В работе «ZurCellulose- Frage» Р. Вирхов писал: «Это вещество, которое не обладает ни всеми свойствами крахмала, ни всеми признаками растительной целлюлозы, вероятно, является им изомеричным. Общей чертой с целлюлозой является то, что амилоид так же реагирует с йодом и серной кислотой» [5].

Первая страница статьи Р. Вирхова «ZurCelluloseFrage» (1854)


Авторитет Рудольфа Вирхова в научном обществе способствовал всеобщему признанию этой гипотезы; более того, сам термин «амилоид», от латинского «amylum» – крахмал, был введен им в практику и прочно укоренился вот уже на 165 лет. Вместе с тем, несмотря на опубликованные собственные результаты, в лаборатории Рудольфа Вирхова исследования химического состава амилоида были продолжены. В связи с высокой актуальностью и частотой развития вторичного амилоидоза (по современной классификации) в доантибиотиковую эру, его изучение составляло важный раздел патологической анатомии. Михаил Руднев заинтересовался исследованием амилоида, находясь в командировке за границей, большую часть которой он провел в Берлине, в патологоанатомическом институте Вирхова в Шарите.

После командировки Руднев вернулся в Россию и почти сразу же был приглашен в Медико-хирургической академию (с 1881 года – Военно-медицинская академия), где читал курс лекций по патологии. В дальнейшем он продолжил деятельность преподавателя, совмещая ее с практической работой (обнаружил в Петербурге трихинную болезнь, указал на эпидемию цереброспинального менингита, микроскопически и макроскопически изучал проявления холеры и др.) [6]. С 1868 по 1877 годы его утверждают ординарным профессором и руководителем кафедры патологической анатомии; с 1867 года – член, секретарь, вице-президент Общества русских врачей, с 1872 года – совещательный член Медицинского Совета при МВД, а с 1868 по 1869 гг. – Ученый секретарь Академии [3, 6, 7]. Широкий научный и клинический горизонт – от патологической анатомии инфекционных болезней до экспериментальной онкопатологии, снискали ему славу «русского Вирхова» [7].

Во время работы в Берлине в 1865 году Михаил Руднев и Вилли Кюне провели исследование химического состава амилоида, результаты которого были опубликованы ими в статье Zur Chemie der amyloiden Gewebsentartung в «Архиве патологической анатомии, физиологии и клинической медицины».

Первая страница статьи М.М. Руднева и В. Кюне «Zur Chemie der amyloiden Gewebsentartung», 1865


Сам Руднев в начале статьи писал об уже известном на тот момент факте: «Сходство амилоида с альбуминами не подвергается сомнению» [8]. Нерешенным оставался вопрос о происхождении амилоида, а опыты, проводимые другими учеными, не позволяли получить амилоид в чистом виде, без каких-либо примесей, что в некоторой мере затрудняло его дальнейшие исследования. Статья Zur Chemie der amyloiden Gewebsentartung (1865) содержала результаты ряда опытов, которые позволяли удалить из тканей при амилоидозе химические компоненты, которые могли бы повлиять на анализируемые химические свойства амилоида. Иными словами, опыты Руднева и Кюне позволяли получить очищенный амилоид, наиболее подходящий для дальнейшего изучения. Авторы завершили свое исследование словами «В наших результатах мы согласны с выводами Фридрейха и Кекуле и надеемся, что [наш] улучшенный метод очистки амилоида будет интересен».

Николаус Фридрейх (1825-1882) и Фридрих Август Кекуле (1829-1896)– немецкие ученые, тоже занимавшиеся изучением химической природы амилоидного вещества (Кекуле больше всего известен формулой бензола, а Фридрейх – описанием заболевания, названного его именем, атаксии Фридрейха). В 1859 году в «Архиве патологической анатомии, физиологии и клинической медицины» они опубликовали статью «Zur Amyloidfrage» (1859), в которой утверждали: «Таким образом, можно заключить, что соответствие [амилоида и белковых тел] настолько велико, насколько это возможно для тела, которое не допускает абсолютной очистки. Нет сомнений в том, что анализируемое тело принадлежит к группе белковых веществ» [9].

Первая страница статьи Н. Фридрейха и А. Кекуле «К вопросу об амилоиде (Об амилоидном вопросе)», 1859

Первая страница статьи М.М. Руднева и В. Кюне «Zur Chemie der amyloiden Gewebsentartung», 1865

Согласно современным представлениям о биохимии амилоида, в его составе следует выделить три значимых компонента:

1) фибриллярный белок. Он вырабатывается т.н. «амилоидобластами», которые являются трансформированными макрофагами (при генерализованных формах амилоидоза) или трансформированными клетками ретикулоэндотелиальной системы, клетками эндотелия сосудов, кардиомиоцитами и др. (при локальном амилоидозе) (~97% состава);

2) плазменный компонент (~2%);

3) гликополисахариды (1-3%). Именно последние придают синий цвет амилоиду при обработке его йодом и серной кислотой (реакция Вирхова).

Интересно отметить, что результаты интернациональной работы по изучению амилоида сохранились в берлинском музее истории медицины: среди 10 000 образцов макропрепаратов коллекции Рудольфа Вирхова 23 обозначены маркированы диагнозом «амилоидоз». Современными методами исследования удалось подтвердить амилоидоз в 22 случаях [10].

Селезенка с амилоидом. Рисунок макропрепарата из статьи Н. Фридрейха и А. Кекуле «К вопросу об амилоиде (Об амилоидном вопросе)», 1859


Таким образом, вклад Михаила Руднева и его соавтора в изучение химического состава амилоида заключается в оптимизации способа выделения чистого амилоида из тканей и органов, а не в установлении его белковой природы; по сути это исследование стало продолжением цепочки исследований, начатых Рудольфом Вирховым в своей лаборатории в Шарите.

В отечественной научно-медицинской историографии известны случаи неоправданно широких трактовок научного вклада отечественных исследователей. Так, ревматические гранулемы – узелки Ашоффа, во всем мире известны исключительно по имени германского патолога, открывшего и описавшего их (1904). В конце 40-х годов в советской литературе «узелки Ашоффа» были переименованы в «узелки Талалаева» и последнему присвоили открытие и описание этих образований даже не смотря на том, что сам Владимир Тимофеевич в своих работах указывает на авторство Людвига Ашоффа [11]. Похожая история в середине прошлого века произошла с клетками [Пирогова]-Лангханса в туберкулёзных гранулемах [12, 13].

Одна из лекционных аудиторий анатомического корпуса Военно-медицинской академии, в которой установлен бюст профессора М.М. Руднева (фото – начала ХХ века; лектор – профессор А.А. Максимов)


Представляется, что выдающийся отечественный врач Михаил Матвеевич Руднев своим трудом на ниве патологической анатомии прочно занял почетное место в истории развития медицины и  не нуждается в преувеличении его заслуг. Как справедливо отмечено, он стал не только основоположником петербургской школы патологоанатомов и был азартным учителем, привлекшим к морфологическим исследованиям большое количество учеников, но и начал издавать профессиональный профильный журнал, ввел в преподавание патологическую гистологию, провел первые опыты по экспериментальной онкологии и др. [3, 6, 7].

Его безвременная кончина в возрасте 41 года стала настоящей потерей не только для учеников, врачей-современников, но и всей отечественной науки. Благодарные потомки увековечили память о нем: на добровольно собранные средства в лекционной аудитории анатомического корпуса Военно-медицинской академии был установлен бюст профессора М.М. Руднева (1881; по некоторым данным – 1883; скульптор – М.А. Егоров, среди его работ памятник Екатерине Великой в Одессе, бюст Н.А. Некрасова на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга, бюст М.И. Глинки в фойе Мариинского театра и др.).


Текст: М.Р. Савчук, Р.В. Деев

Рязанский государственный медицинский университет им. И.П. Павлова, Рязань, Россия

На иллюстрации: Профессор Михаил Матвеевич Руднев. Прижизненный портрет, кафедра патологической анатомии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (Санкт-Петербург)

Литература:


  1. Патологическая анатомия: учебник / А. И. Струков, В. В. Серов. – 5-е изд., стер. – М.: Литтерра, 2010.

  2. Повзун С. А. Общая патологическая анатомия. – СПб.: СпецЛит, 2015.

  3. Франк Г.А., Кнопов М.Ш., Тарануха В.К. Михаил Матвеевич Руднев — один из основоположников отечественной патологической анатомии (к 180-летию со дня рождения) // Архив патологии. – 2017. – №5. – С. 63-65.

  4. Rimon A. The Chemical and Immunochemical of Amyloid. Current Topics in Microbiology and Immunology 1976; 74: 1-19.

  5. Virchow R.Zur Cellulose – Frage // Archiv für pathologische Anatomie und Physiologie und für klinische Medicin. – 1854. – S. 416-426.

  6. Словник (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона): Розавен — Репа // т. XXVII (1899): Розавен — Репа. – С. 219-220.

  7. Зубрицкий А.Н. К 180-летию со дня рожденияпрофессора Михаила Матвеевича Руднева // памятные даты патологоанатомов России 2017 года. – Смоленск, 2017.

  8. Kuhne W., Rudneff М. Zur Chemie der amyloiden Gewebsentartung // Archiv für pathologische Anatomie und Physiologie und für klinische Medicin. – 1865. – №33. – S. 66-76.

  9. Friedreich N., Kekulé A. Zur Amyloidfrage // Archiv für pathologische Anatomie und Physiologie und für klinische Medicin. – 1859. – №16. – S. 50-65.

  10. Röcken C., Widulin N., Schnalke T. Die Amyloidosen des Berliner Medizinhistorischen Museums der Charité. Der Pathologe. – 2009. – №3.– 226-234.

  11. Талалаев В.Т. Острый ревматизм. 2-е изд.М.: Государственное медицинское издательство; 1932.

  12. Ариэль Б.М., Литвинов А.В. О наименовании гигантских многоядерных клеток при туберкулезе // Архив патологии. – 1992. – 54(4). – С. 39-40.

  13. Литвинов А.В., Ариэль Б.М. Исторический экскурс: гигантские многоядерные клетки туберкулезной гранулемы // Проблемы туберкулеза. – 2005. – №11. – С. 59-61.

Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments