med_history

Categories:

Язык медицины: чашка Петри

Существуют такие изобретения, которые кажутся совсем очевидными. С одним исключением: «очевидно» становится уже после того, как предмет был создан. Про наш сегодняшний термин из языка медицины это можно сказать со всей очевидностью. Почти во всех лабораториях – и биологических, и химических, и медицинских, даже физических иногда – можно встретить эти круглые предметы, которые называются чашками Петри. Однако кто такой (или такая – мне доводилось слышать от студентов, что Петри – это имя женщины) этот Петри, сейчас мало кто знает.

Тем не менее, в этом году исполнится 134 года с момента, как немецкий микробиолог и чиновник Юлиус Рихард Петри придумал свою чашку. 

Юлиус Рихард Петри
Юлиус Рихард Петри

Наш герой родился 31 мая 1852 года в немецком городе Бармен (да, был такой город, сейчас это район Вупперталя в Северном Рейне-Вестфалии). Окончил королевскую военно-медицинскую академию, работал в клинике Шарите, а затем стал ассистентом великого Роберта Коха. 

Именно Кох впервые смог показать связь многих бактерий и заболеваний, выращивая или “культивируя” бактерии на пластинах питательного желатина, своего рода затвердевшего бульона, которые хранились под тяжелыми стеклянными банками, чтобы предотвратить попадание пыли и летучих загрязнений.

Впервые Кох продемонстрировал этот метод в 1881 году на Международном медицинском конгрессе в Лондоне. Метод сам по себе оказался прорывным, как пишут, слушавший доклад Пастер даже воскликнул: «c’est un grand progrès, Monsieur!». 

Бульонный желатин, однако, оказался проблематичным. Он имел тенденцию к ферментативному распаду, был склонен к обесцвечиванию и превращался в жидкость при нагревании до температуры, наиболее подходящей для роста бактериальных культур. 

Год спустя Фанни, жена другого ассистента Коха, Вальтера Гессе, предложила заменить желатин агаром, который использовался для приготовления фруктового желе. Агар-агар - это полисахарид, полученный из красных морских водорослей и доказавший превосходную гелеобразующую способность: он плавится только при нагревании примерно до 85 градусов Цельсия, а при охлаждении не желатинизируется до 35-42 градусов. Он также сохраняет свою чистоту и сопротивляется перевариванию бактериальными ферментами.

Ангелина Фанни Гессе
Ангелина Фанни Гессе

Но еще в течение шести лет команда Коха продолжала использовать тяжелые колоколообразные банки, чтобы их агаровые пластины не запылились. Так было до тех пор, пока Петри не пришел к безумно простой идее покрыть круглые стеклянные культуральные пластины другой, немного большей пластиной, которая работает как прозрачная крышка. 

Удивительно, что потребовалось целых шесть лет, чтобы изобрести эту простую альтернативу громоздким колокольным банкам, но ее простота и преимущества использования сразу же стали очевидны. Это означало, что эти бактериологи могли наблюдать свои культуры под микроскопом или невооруженным глазом, не подвергая агаровое желе воздействию открытого воздуха каждый раз, когда они поднимали стеклянный колокол, чтобы приблизиться к ним, со всеми присущими им рисками заражения. 

"Мокрая камера" Коха. 1890 год
"Мокрая камера" Коха. 1890 год

Впрочем, конечно, нашлись и исследователи, которые позже заявляли, что они изобрели то же самое раньше Петри. В принципе, это ожидаемо: «дух открытия», видимо, витал по многим лабораториям. Тем не менее, по-прежнему название осталось за Юлиусом Петри. 

Культуральные планшеты из других работ
Культуральные планшеты из других работ

За более чем 100 лет использования чашки Петри мало что изменилось в базовой конструкции, если не считать того, что их теперь часто делают из одноразового пластика и на крышке появились небольшие “ушки” или язычки, обеспечивающие ограниченный воздухообмен, необходимый для роста бактерий. 

И нужно помнить, что всякий раз, когда в медицине или биологии говорят, что что-то было сделано “in vitro” или “в пробирке”, на самом деле это чаще всего означает, что это было сделано в чашке Петри.

А что же сам Петри? Он дожил до 1921 года, продолжая работать как в микробиологии (на 1897 год мы видим его уже руководителем лаборатории), так и в здравоохранении (в 1896 году Юлиус Петри являлся членом королевского министерства здравоохранения и руководителем одной из бактериологических лабораторий, состоя при этом в чине регирунгсрата, старшего государственного советника). Правда, русская википедия пишет, что он был автором «не менее восьми научных работ», но, кажется, что это написано потому, что текст русской статьи взят из дореволюционной энциклопедии Брокгауза и Ефрона. На самом деле, помимо прорывного «Маленького усовершенствования метода культуральных планшетов Коха» (так называлась статья Петри про его чашки всего в полторы странички), он выпустил более 150 научных работ.  

Статья Петри
Статья Петри

Удивительно, что биография этого замечательного человека настолько неизвестна: нам удалось найти только одну фотографию Петри, а в большинстве компиляций в интернете вместо фото Петри вообще вставлена фото Роберта Коха.  

Скриншот типичной интернет-компиляции: чашка — Петри, портрет — Коха
Скриншот типичной интернет-компиляции: чашка — Петри, портрет — Коха

Shama, G. (2019). The “Petri” Dish: A Case of Simultaneous Invention in Bacteriology. Endeavour.doi:10.1016/j.endeavour.2019.04.001 

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.