January 26th, 2016

Человек-окраска: создатель анатомии нервных болезней



По описанию своих современников и коллег это был человек невысокого роста, с плохой осанкой, возможно, из-за его попыток скрыть большой шрам от укуса на левой стороне его лица. Закоренелый холостяк, обладатель острого чувства юмора, а также одарённый музыкант и прекрасный пианист; тем не менее, центром его вселенной была работа и наука. И она, если можно так сказать, отвечала ему взаимностью. Он был любимцем студентов, коллег и пациентов. Его труды положили основу для исследований многих известных ученых. Его метод окраски нервной ткани используется в лабораториях по всему миру и по сей день. Он вдохновлял многих коллег, таких как Альцгеймер, Бродман и других, внеся немалый вклад в их исследования. Так кто же этот человек и чем же обязана ему психиатрия и нейропатология?



Франц Ниссль появился на свет 9 сентября 1860 года в немецком городке под названием Франкенталь в семье Теодора Ниссля и Марии Хаас. Его отец, учитель латинского языка в католической школе, мечтал видеть своего сына священником. Но его надежды не сбылись. Вместо того, чтобы посвятить себя служению религии, как хотел отец, он вплоть до самой своей смерти предано служил науке.


Судьбу этого прекрасного ученого нельзя назвать легкой. Его жизненный путь был полон трудностей и тернист, но нужно отдать должное — все трудности, которые выпали ему, только закалили характер, а все достижения никогда не становились поводом для гордыни, прекращения работы и почивания на лаврах.

Самый первый шаг на своей научной дороге юный Франц сделал в тот момент, когда поступил в Мюнхенский университет Людвига Максимилиана (the Ludwig Maximillian University of Munich) для изучения медицинских наук. Достижения молодого ученого отмечались старшими уже в студенческие годы. Ассистент профессора фон Гуддена, Сигберт Джозеф Мария Гансер (Sigbert Josef Maria Ganser), предложил Нисслю написать эссе по патологии клеток коры головного мозга, что он и сделал в 1884 году, когда медицинский факультет Мюнхенского университета объявил конкурс работ по неврологии. Научный труд юного исследователя заработал приз. Такое событие не могло не отразиться на молодом ученом. Окрыленный успехом, он с огромным энтузиазмом полностью отдался науке. Он пересмотрел и усовершенствовал методики, которыми пользовались в гистопатологии того времени. Труды Ниссля привели к созданию нового метода окрашивания, где спирт использовался в качестве закрепителя, а анилиновые красители — в качестве красящего вещества. Так мир получил «окраску по Нисслю» и, в дальнейшем, «субстанцию Ниссля» (которая, как позже выяснилось, оказалась шероховатым эндоплазматическим ретикулумом – клеточным органоидом, окружающим ядро и состоящим из рибосом и мембранных образований).



Окраска по Нисслю гистологического среза гиппокампа грызуна, показывающая различные классы нейронов

В это же время Бернхард Алоиз фон Гудден (Bernhard Aloys von Gudden), один из судей конкурса Мюнхенского университета, узнал о работах Франца Ниссля. Он был так ими восхищен, что, несмотря на юный возраст молодого ученого (а ему на тот момент было 24 года), пригласил его работать ассистентом в Мюнхенской больнице для пациентов с психическими расстройствами. Молодой Франц усердно трудился в новой должности с 1885 по 1888 год. Его исследования прервались тяжелыми проблемами со здоровьем, но преодолев этот недуг, он вернулся в науку. Непродолжительный период ученый занимался исследованиями в государственном учреждении города Бланкенхайн в Веймаре, до тех пор, пока в 1889 не переехал во Франкфурт на Майне, где устроился на должность к Эмилю Сиоли.



Алоис Альцгеймер

Тут-то и случилась его встреча с его коллегой, соратником и лучшим другом — Алоисом Альцгеймером. Они сразу сошлись на почве общей страсти к науке и любви к исследованиям. Эти два замечательных врача, ученых, чей вклад в нейропатологию и психиатрию неоценим, обобщили свои труды в шеститомнике «Гистологическое и гистопатологическое изучение коры головного мозга». Именно там описывались исследования Франца Ниссля, касающиеся патологической картины прогрессивного паралича.



Эмиль Крепелин

После более чем шести лет совместной работы Эмиль Крепелин в 1895 году зовет Ниссля работать к себе в университете Гейдельберга. Там он сначала становится приват-доцентом в 1896 и через 8 лет, в 1904 году, получает звание профессора и должность заведующего отделением психиатрии вместо Краепелина, который уезжает в Мюнхен.

Все бы хорошо: прекрасная должность, удачная карьера, но сложившись вместе, административные обязанности, преподавание, а также исследовательская работа не позволили ученому, к великому сожалению, завершить множество из своих научных проектов. Также не давала покоя обострившаяся почечная болезнь. И в довесок к и без того нелегкому периоду жизни исследователя начинается Первая Мировая Война, и Францу Нисслю поручают руководить большим военным госпиталем.

В 1918 году Крепелин снова приглашает ученого работать под его началом, и Ниссль, не раздумывая, переезжает в Мюнхен, где он смог проработать только год. 11 августа 1918 года Франц Ниссль скончался от болезни почек. В его некрологе Эмиль Краепелин опишет его так:

«Он был крайне тщателен в исследованиях, которые были остановлены ни сколько из-за каких-либо препятствий или сложностей, но, прежде всего, доходящей до жестокости самокритикой, которая иногда просто захватывала его мышление, а также безграничной осторожностью в отношении любых сделанных им выводов. Из-за этого он не мог сделать достаточно, чтобы удовлетворить себя. Поэтому исключительной достоверностью его заявлений можно считать безусловное доверие коллег его работам».

Подводя итог описанию жизни этого всесторонне одарённого человек нельзя не отметить, что его вклад как одного из основателей патологической анатомии психических болезней в науку поистине велик. Он подготовил обширную базу для исследований по топографической гистологии и цитоархитектонике коры мозга, оставляя при этом за будущими страстными умами интерпретацию полученных им данных о взаимоотношениях нервных клеток, миелинизированных волокон и фибрилл друг с другом и с окружающими структурами как в норме, так и при патологиях. Он опубликовал микрофотографии, изображающие клетки двигательных (передних) корешков спинного мозга, продолговатого мозга, спинальных ганглиев, обонятельной луковицы и Аммонова рога (гиппокампа). А прогрессивный парез стал первым психиатрическим заболеванием, которое было описано с гистопатологической стороны раньше, чем с клинической.

Он также ввел в массовое пользование метод спинномозговой пункции, за что его назвали Punctator Maximus, а также сделал ряд важнейших наблюдений цереброваскулярной жидкости и провел количественную оценку содержания в ней альбумина. Вот такая невероятная, захватывающая и, безусловно, интересная судьба была у него — Франца Ниссля — основателя и творца теории душевных болезней.

Текст написан нашим другом Анастасией Натровой для портала Нейротехнологии.РФ

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Прививка для императрицы

Вот вам очередная история от нашего друга, историка Англии.

Оригинал взят у enjoy_england в Прививка для императрицы

Екатерина II, портрет работы Алексея Антропова

Корявин, Рябов, Рябков, Рябцев, Шадрин, Щербаков, Щедрин, Щербин... Знакомые всем фамилии. Однако не каждый знает, что произошли они от кличек, которые давали людям, переболевшим оспой: рябой, щедристый, щербатый… Неприятная, знаете ли, штука эта оспа. Жар, озноб, головная боль, ломота. А главное болячки по всему телу, которые, если страдалец выживает, навсегда обезображивают лицо.  

Collapse )