May 22nd, 2016

Евгений Азеринский: непризнанный гений быстрого сна

Наш нынешний герой совершил одно из важнейших открытий в нейронауках XX века, в один год с величайшим открытием в биологии, которое сделали Уотсон и Крик (ну, не только они, но в этот спор мы не будем влезать). Удивительно и то, что это-то открытие он совершил самостоятельно, без помощи, и, даже, пожалуй, вопреки своему официальному соавтору, научному руководителю и тоже выходцу из России. Но обо всём по порядку.




На нашем портале мы много писали о лауреатах нобелевской премии по физиологии или медицине. Многие из них имеют отношение к нейронаукам. Кто-то был неврологом, но открыл витамины. Кто-то обнаружил то, как передаются нервные импульсы, кто-то придумал лоботомию и ангиографию сосудов головного мозга, кто-то спорил о том, непрерывна ли сеть нервных клеток или имеет разрывы (сейчас мы знаем их как синапсы). Все они были достойны своей премии. Но имелись и люди, которые совершили важнейшие открытия в науке о мозге, но остались почти незамеченными. По крайней мере, для Нобелевского комитета. Например, один из пионеров электроэнцефалографии Правдич-Нейминский, о котором мы уже писали, и Ганс Бергер, статья о котором только готовится к выходу.

Человек незаконченных дел

Если быть точным, Евгений Азеринский (российская википедия знает его как Юджина Асерински, и русская статья гораздо больше английской) – потомок эмигрантов из России. Деда его хорошо знали в Самаре как книгоиздателя и владельца типографии – типография Лейба Азеринского на Дворянской улице. В США переехал отец будущего учёного, Борис Азеринский. Сам же Евгений/Юджин родился уже в Бруклине 6 мая 1921 года, так что совсем недавно мы отмечали 95-летие со дня рождения первооткрывателя фазы быстрого сна.

Папа Евгения был зубным врачом. И всё было бы хорошо, если бы он, как и положено нормальному еврейскому зубному врачу, лечил только зубы. Они у людей болят всегда, и копеечка, простите, центик, зубной врач имеет почти постоянно. Даже в Великую Депрессию.

Но вы видели бедного зубного врача? Борис Азеринский стал именно таким. Потому что он, видимо, решив, что ещё подобен великим русским писателям, играл в карты. И сына привлёк, заставляя парня вместе с собой шулерствовать. Тем более, что мать, Софья Азеринская, умерла в 1933 году… Евгений-Юджин из-за этого пропускал школу, «выезжая» на недюжинном уме. Школа (точнее, Бруклинский колледж) оказалась единственным учебным заведением, которое закончил будущий гений сомнологии.

После школы наш герой пошёл учиться на зубного врача в Университет штата Мэриленд, однако, папина карьера – ни стоматолога, ни шулера – его не прельщала.Тем более, он был слеп на один глаз. В итоге Азеринский «забил» на университет, поработал бухгалтером, был подносчиком снарядов на британском фронте во Вторую Мировую…

Collapse )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.