May 25th, 2016

Пахну, следовательно, существую

Оригинал взят у conjure в Пахну, следовательно, существую
Наверняка многие знакомы со знаменитым изречением Декарта:«Cogito, ergo sum» (из латинского — «Мыслю, следовательно, существую»). Название этой статьи, перевод которой я сделала для читателей моего блога с немецкого, - игра слов: пахну, следовательно, существую. Как вы уже, наверное, догадываетесь, речь пойдёт о запахах. В частности о том, как пах король Людовик XIV и его эпоха. В посте о сериале «Версаль» я как раз упоминала статью, посвящённую врачам короля. Ниже станет понятно, при чём тут врачи и запах. Я сразу предупреждаю, что впечатлительным людям лучше не читать текст под катом. И это без сарказма. Содержание тяжёлое.

Итак, мой вольный перевод статьи Ханса-Конрада Цандера из истории медицины: «Пахну, следовательно, существую» (Оригинальная статья на немецком Hans-Conrad Zander: Ich stinke, also bin ich).

------------------------
Счастливы те, кому не пришлось столкнуться в раннем Новом времени с медиками. Людовику XIV (1638-1715) повезло в этом плане куда меньше. Его мученичество рук лейб-медиков продлилось долгих 79 лет. Своим характерным и очень назойливым запахом «король-солнце» был обязан именно своим врачам.

297
Слева портрет Людовика XIV в 1661 году руки Шарля Лебрёна, справа портрет короля руки Гиацинта Риго 1701 года.


Почему, собственно, Людовик столь отвратительно пах? Его зловоние было настолько хорошо знакомо современникам, что даже учебники говорят о запахе его Величества, хотя и объясняется он весьма своеобразно: что в 17 веке не было привычки мыться. Люди того времени пытались заглушить отсутствие гигиены присутсвием большого количества духов и пудры. Это, якобы, логичное объяснение зловонию к сожалению ложно. Конечно же у каждой эпохи есть свой запах. Средневековый человек наверняка бы упал в обморок, понюхав наши химические препараты для гигиены и чистоты, которыми сейчас веет от всякого современного человека и которые мы, к слову, уже не замечаем.

Но то, что Людовик XIV страшно смердил, замечали даже его немытые современники. Существуют многочисленные свидетельства того, какой пыткой была близость с королём или ещё хуже - сотрапезничество с ним. И если мадам де Монтеспан, официальная фаворитка короля и позже морганатическая жена, на протяжении многих лет жизни с ним становилась всё более благочестивой и всё более страстно убеждала Людовика предпочесть религию телесным утехам, этому явно были вполне мирские причины. Хотя поцелуй короля-солнца был как и прежде божественнной честью, которой жаждали удостоиться все придворные дамы, пожалуй за исключением Лизелотты Пфальцской, - наслаждением его было трудно назвать. И кто же, как ни мадам Монтеспан, знала это лучше других.

Спасибо французскому историку Луи Бедранд (Louis Bedrand), который разгадал историческую закадку особенного "аромата" великого Бурбона с должной научной серьёзностью. Профессор Бедранд сделал то, что следует делать в случае, когда нездоровится. Он обратился к врачам. А в частности к тем, кто играл в доктора с Людовиком XIV. Таких лейб-медиков у короля было аж три: доктор Валлон, доктор Дака и доктор Фаггон (Dr. Vallon, Dr. Daquin, Dr. Faggon). Лизелотта Пфальцская шарахалась от всех троих, как от чумы. И действительно, каждый из них был врачём как из книжки: без всяких знаний о человеческой жизни, зато наполненным доверху представлениями о врачебном классовом сознании и медицинскими догмами престижнейшего университета того времени - парижского Сорбонны. Collapse )






Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.