June 22nd, 2016

Картинка дня: гроб "на троих"



Конечно, если говорить о медицине, то этот экспонат музея имеет отношение, пожалуй, только к детской смертности, которая раньше была гораздо выше. Этот "эксклюзивный" гроб заказала у гробовщика пара, у которой умерла новорожденная дочь. Поначалу они решили покончить с собой и быть похороненными вместе с дочью, но в последний момент одумались и не забрали у гробовщика заказ. В итоге печальный предмет попал в Национальный музей истории похорон в Хьюстоне (есть и такой).

https://ru.pinterest.com/pin/405394403940449597/

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

История препаратов: аминазин (хлорпромазин)

На портале "Нейротехнологии.РФ", где трудятся авторы блога, не так давно начался совместный с Институтом биоорганической химии РАН цикл о молекулах, связанных с мозгом. Это и нейромедиаторы, и нейротоксины, и, конечно же, нейролептики. И об истории одного из первых психиатрических препаратов мы поведаем вам сейчас.



Революция, произошедшая в большинстве отраслей медицины в начале 40-х годов прошлого века с открытием антибиотиков, никак не затронула психиатрию. К концу этого судьбоносного для медиков десятилетия методы психиатров все ещё дали бы фору арсеналу самого брутального экзорциста эпохи расцвета инквизиции. Лоботомия, электрошоковая и инсулинокоматозная терапии применялись повсеместно. Эти варварские методы лечения дополнялись скромным набором психоактивных веществ самого общего и далеко не безобидного действия, таких как морфин, кокаин или кодеин. Однако уже через несколько лет, в этой, казалось бы, безнадёжной отрасли медицины произошла настоящая психофармакологическая революция. Эти драматические изменения напрямую связаны с изобретением нашего сегодняшнего героя – хлорпромазина.

Родословная хлорпромазина, как и многих других медицинских препаратов этой эпохи, восходит к красителям. На рубеже XIX и XX веков опыты нобелевского лауреата Пауля Эрлиха по окраске микроорганизмов выявили специфическое сродство и токсичность некоторых красителей к определённым микроорганизмам. Эрлих вдохновил учёных всего мира на поиск «волшебной пули» — вещества, которое, оставаясь безопасным для организма человека, будет избирательно ядовито для микроорганизмов-возбудителей заболеваний. Одним из первых подобных препаратов стал метиленовый синий — популярный краситель для ткани.

Collapse )