April 2nd, 2017

Первый аутист в истории



2 апреля — Всемирный день распространения информации об аутизме. Впервые этот диагноз поставили человеку по имени Дональд Триплетт, а упоминание о патологии, включающее историю Дональда и еще десяти детей, было опубликовано в журнале Nervous Child самым известным на тот момент детским психиатром Лео Каннером в 1943 году.

Но мало кто знает, что первый известный аутист жил еще два века назад. Его история легла в основу многих популярных детских сказок, фильмов и мультфильмов, где говорилось о человеке, который долгое время обитал в лесу и был воспитан лесными жителями. Речь идет о французском ребенке-маугли, или ребенке-волке.

Его звали Виктор из Аверона, и когда жителям местечка Сен-Сернен-сюр-Ранс впервые удалось его поймать, на вид мальчику было около 10 лет. Никто не знает, как он появился в лесах, но многие грешили на французскую революцию. Мальчик несколько раз сбегал, но в 1800 году вышел к людям сам, где за его исследование принялся Пьер-Жозеф Бонатер. Именно он позже написал научный труд «Исторические заметки о дикаре из Аверона».

Мальчик совершенно не умел разговаривать. Его предпочтения в еде и многочисленные шрамы на теле говорили о том, что он оставался в дикой природе большую часть своей жизни. Позже выяснилось, что он совершенно не чувствовал боли и холода, мог без труда поправить горящие поленья в костре голыми руками и без одежды спать на снегу. Он был раздражительным, издавал похожие на звериные звуки, сторонился людей.

Ему ставили множество диагнозов, но большинство экспертов все-таки склоняются к аутизму. Например, о нем говорила профессор Ута Фрит.
Серж Аролес, в своей книге «Тайна ребенка-волка», тоже считает, что все сохранившиеся свидетельства указывают на среднюю степень аутизма. При этом Аролес особо отмечал скрежетание зубами, непрерывное раскачивание взад и вперед (однообразные и повторяющиеся действия, характерные для аутистов), внезапные, неритмичные движения и странную, немного размашистую походку.
В итоге Виктора приютил молодой врач Жан Марк Гаспар Итард, который попытался его социализировать и благодаря которому сохранились подробные отчеты о его поведении. Мальчик был способен повторять лишь два словосочетания: «кофе с молоком» и «о, боже». Но способность к эмпатии он все же приобрел, однажды проявив нечто похожее на сочувствие по отношению к экономке Итарда – мадам Герэн. Это стало большим шагом вперед, показав, что при должной степени внимания можно помочь даже такому запущенному случаю.

Написано для https://reactor.space/digest/firstautistic/

Следить за обновлениями нашего блога можно в наших пабликах в Facebook и ВКонтакте.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Человек, запустивший в людях кровь



Картина Эрнеста Боарда «Уильям Гарвей демонстрирует свою теорию кровообращения Карлу I».

Уильям Гарвей родился 1 апреля 1578 года в семье купца. Папа поощрял стремление сына к знаниям, и в десять лет отправил его в Кентерберийскую королевскую школу. Пять лет спустя Гарвей поступил в Кембриджский университет, чтобы учиться на медика.

Нужно сказать, что медицинское образование в Кембридже конца XVI века было так себе. Учили труды античных титанов, два-три раза в год водили на вскрытие, занимая остальное время богословием. Но в те годы по окончанию университета было положено пять лет путешествовать и учиться в других странах и городах. Уже через полгода Гарвей завернул в Падую, где стал старостой английских студентов при местном университете. Медицинская школа в Падуе была на 1600 год лучшей в Европе, так что Гарвей смог получить лучшее анатомическое образование своего времени.

В 1602 году Гарвей стал доктором медицины, вернулся в Лондон и начал практиковать. В 1609 году Гарвей стал врачом больницы Святого Варфоломея в Лондоне. Для нас это то же самое, что стать ведущим врачом Кремлевской больницы, например. Пациентами Гарвея был весь свет Британии — взять, к примеру Фрэнсиса Бэкона. Удивительно, что при обширной и напряженной практике, у Гарвея хватило времени на то, чтобы заниматься наукой. А больше всего его интересовала анатомия и физиология кровообращения.

До Гарвея медицинская мысль о крови следовала положениям римлянина Галена, который постулировал: мы едим пищу, она поступает в печень, там из нее вырабатывается кровь, которая течет по венам и «рассасывается» в органах.

Пожалуй, впервые Гарвей привлек в медицину эксперимент и математику. В жертву науке было принесено некоторое количество овец. Сначала Гарвей измерил, сколько крови перекачивает сердце за одно сокращение (систолический объем крови). Затем измерил объем всей крови, одномоментно существующей в овце. Потом частоту сердечных сокращений. Затем, за неимением калькулятора, Гарвей взял лист бумаги и подсчитал: за две минуты сердце перекачивает всю кровь, которая есть в овце, за полчаса — объем крови, равный по массе всему животному. Конечно, закон сохранения массы на то время еще не сформулировали, но Гарвею стало понятно, что с постулатами Галена не все хорошо.



Изображение вен из работы Гарвея / Wikipedia.


16 апреля 1618 года Гарвей читает в Лондоне лекцию, в которой формулирует положения о том, что кровь в человеческом организме циркулирует по кругу. Точнее, по кругам, большому и малому. В 1628 году его труд «Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных» выходит во Франкфурте. Естественно, теория Гарвея была встречена медиками, мягко скажем, в штыки. Фактически Гарвей стал основателем современной физиологии, что никак не вязалось с античными представлениями о человеческом теле.

Но наш герой, видимо, имел талант не только к анатомии, но и к кабинетным интригам. В 1631 году Гарвей стал личным врачом Карла I и сумел заинтересовать его своими исследованиями. Карл передал в распоряжение Гарвея личные охотничьи угодья в Виндзоре и Хэмптон-Корте, чтобы его врач мог заняться захватившей его идеей эмбрионального развития животных. Так что 18 лет, до казни короля, Гарвей мог более-менее спокойно заниматься наукой, продолжая изучать кровообращение и занимаясь эмбриологией. В 1646 году в Кембридже вышли два анатомических труда по кровообращению, а в 1651 году, уже после казни покровителя, еще одна фундаментальная книга «Исследования о зарождении животных». Эта книга стала началом сразу двух направлений в науке и медицине: теоретической эмбриологии и практического акушерства.

Гарвей прожил долгую по тем временам, встретив спокойную старость: он даже отказался от должности президента Коллегии врачей Британии, предпочтя хлопотной работе покой предместья Рохамптон.

Написано для https://reactor.space/heroes/harvey/