June 15th, 2017

Картинка дня: первое изображение сифилиса в истории



В нашей позавчерашней статье об истории сифилиса была упомянута некая статуэтка, первое в истории изображение этой болезни. Сегодня мы нашли снимок этой статуэтки и решили ее вам продемонстрировать.

Это - перуанская глиняная фигурка, датируемая IV веком н.э. Сейчас она экспонируется в Musee de l'Homme в Париже наряду с другими статуэтками, демонстрирующими другие заболевания (лейшманиоз, проказа). Размер статуэтки - 192x116 мм, на статуэтке изображена страдающая сифилисом мать, которая держит ребенка. У нее седловидный (проваленный) нос и специфические поражения зубов (характерная насечка передних резцов).
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

День в истории медицины: Карл Вернике

15 июня – день в истории нейронаук особенный. Именно в этот день с разницей в 36 лет завершили свой земной путь два выдающихся специалиста по головному мозгу. Один трагически погиб, другой мирно скончался во сне. Один – учитель, другой – ученик. Оба – соавторы, оба основоположники в своих областях, оба – номинанты, так и не получившие Нобелевскую премию. Но – обо всем по порядку. Первый материал посвящен человеку, чья фамилия знакома любому, изучавшему нейробиологию речи. Итак, Карл Вернике.

Карл Вернике


Карл Вернике родился 15 мая 1848 года на территории современной Польши, в городе Тарновиц. Тогда это была Пруссия, нынче это местечко Тарновские горы в Польше. Он происходил из небогатой семьи, но у матери Вернике была идея-фикс: она хотела, чтобы ее сын стал… министром. От этой идеи прок был только самому Вернике – мама смогла оплатить ему обучение в Бреслауском университете, на медицинском отделении. Увы, мама не увидела своего сына не только министром, но и великим ученым: незадолго до квалификационных экзаменов она скончалась. В 1870 году Вернике получил диплом врача и разрешение на практику.

К занятиям мозгом и психиатрии Вернике пришел не сразу: по окончании института он работал офтальмологом, ассистентом хирурга на франко-прусской войне… В итоге он сумел поработать в Вене с выдающимся австрийским психиатром и невропатологом Теодором Мейнертом, которого единственным считал своим учителем, и чей потрет висел у него на стене. Кстати, сегодня мы отмечаем еще и 184 года со дня рождения Мейнерта (но статью о нем – как-нибудь позже). Ему принадлежит первое микроскопическое исследование головного мозга, а также классическое описание зрительных путей.

Теодор Мейнерт


Именно под его руководством Вернике сделал  свое первое открытие в нейроанатомии: описал новую борозду мозга. Это случилось в 1872 году. Годом позже пришло самое важное наблюдение, обессмертившее его фамилию в нейронауках.

А дело было так: в 1873 году к Вернике попал пациент, перенесший инсульт. Пациент мог говорить, слух был не нарушен, но он не понимал, что ему говорят. На вопрос, где он живет, пациент отвечал примерно следующее: «Да, конечно. Грустно думдить па редко пестовать. Но если вы считаете барашто, то это мысль, тогда стрепте» ( перевод и адаптация — М. Курланд, Р.А. Лупоф, «Как улучшить память»).

Вскорости пациент умер, и Вернике тщательно изучил его мозг, обнаружив поражение в задней теменной и височной долях левого полушария.

Обложка исторической книжки Вернике

Учёный сделал вывод: область рядом со слуховой корой мозга участвует в понимании речи. В 1874 году вышла основополагающая работа Der aphasische Symptomenkompleks («Афазический симптомокомплекс»), в которой было приведено описание сенсорной афазии и описание ее причин. Фактически, Вернике открыл первое психиатрическое заболевание (афазию) с точно установленным патологоанатомическим субстратом. Она так и называется – «область Вернике». Конечно, сейчас мы понимаем, что функционально мозг устроен сильно сложнее, и что за понимание слов отвечают не только область Вернике и центр Брока, открытый в 1865 году, но это было только начало.

Первый рисунок области Вернике, сделанный рукой Карла Вернике


В своей книге Вернике пытался связать различные афазии к нарушению психических процессов в различных регионах мозга. Позже он открыл, что повреждение дугообразных нервных волокон, соединяющих центр Брока и область Вернике, тоже ведут к моторной и сенсорной афазии.

Потом было множество открытий и деяний: открытие алкогольного поражения мозга (синдром Корсакова-Вернике), работа о поражении ядра черепного нерва (когда глаза смотрят на очаг поражения), открытие энцефалопатии Вернике (болезнь, вызванная недостатком тиамина), попытка построить модель языка и классифицировать психические заболевания – и много, много другого.

В 1890 году Вернике получил кафедру в Бреслау и за 14 лет успел сделать еще очень и очень много: например, успел вырастить несколько учеников (в том числе – и своего ассистента Отфрида Фёстера, о котором мы расскажем чуть позже и с которым они  в 1897-1903 году создали Atlas des Gehirns on neuroanatomy and pathology – «Атлас нейроанатомии и патологии мозга», который был иллюстрирован не рисунками, а фотографиями.

В начале 1905 года Роберт Кох номинировал Вернике на Нобелевскую премию по физиологии или медицине, и, возможно, шансы были высоки, но увы – все перечеркнула трагическая нелепость. 13 июня Вернике поехал кататься на велосипеде  в Тюрингенский лес. Там он упал с велосипеда, сломал несколько ребер и грудину, что привело к пневмотораксу. Помочь выдающемуся ученому не смогли – и он умер два дня спустя.

Написано для Indicator.Ru

День в истории медицины: личный врач Ленина

Как мы уже говорили, 15 июня в истории неврологии и нейронаук – день особый. Мало того, что в этот день родился учитель Карла Вернике Теодор Мейнерт, так в этот же день и умер от травм после падения с велосипеда Карл Вернике, и, 36 годами позже, скончался от туберкулеза его ученик, один из основателей нейрохирургии – и лечащий врач Владимира Ленина Отфрид Фёрстер.

Отфрид Фёрстер, фото — Вроцлавский университет


Отфрид Фёрстер был моложе Вернике на четверть века. Зато они были почти земляками: если Вернике в Бреслау учился, а родился неподалеку, то Фёрстер – уроженец нынешнего польского Вроцлава. Впрочем, медиком он стал тоже в Бреслау, в 1897 году получив диплом врача. Уже тогда он был знаком с Вернике, и по его совету даже постажировался во Франции – у учеников Шарко Пьера Мари, знакомого нам по болезни Шарко-Мари-Тута и Жозефа Бабинского.

Затем была совместная работа с Вернике – и составление того самого «Атласа нейроанатомии и патологии мозга».

Карл Вернике


Но постепенно Фёрстер смещался в сторону хирургии, хотя как раз хирургического образования он не имел. В 1908 году он публикует статью, в которой предлагает метод лечения спазмов при детском церебральном параличе методом пересечения задних корешков спинного мозга. Так появилась операция Фёрстера.

Так был сделан окончательный выбор в сторону нейрохирургии. Сначала он оперировал только спинной мозг, приглашая для операции на мозге «настоящих» хирургов. Во время войны он набил руку, проведя 523 операции на периферических нервах.

В 1921 году Фёрстер – уже светило неврологии, знаменитый врач, профессор. И когда случается первый серьезный инсульт у Ленина, его в числе прочих зарубежных светил, приглашают для ведения «пациента номер один» в молодую Советскую Россию.

Одно из последних фото Ленина


Его тактикой были упражнения, гимнастика, прогулки в лес. Ленин прекрасно понимал по-немецки и отвечал ему. Вот как описывает один день из медицинского дневника Ленина передал исследователь болезни Ильича Валерий Новоселов:

«29.04.1923 С 24-00 до 1-00 у пациента опять сильное возбуждение, в 01-00 успокоился, в 01-45 заснул и спал до 6-00. Проснулся в очень возбуждённом состоянии, потребовал посадить его в кресло, потом лег на кушетку. Успокоился, но не спал. Температура 37, в 8-30 стал засыпать. Когда Вейсброд (дежурный доктор в эту ночь) вышел из комнаты, через несколько минут ВИ вдруг сильно закричал и началось очень сильное возбуждение. Был очень беспокоен, громко кричал, точно говорил на митинге, размахивал рукой, с большой силой отталкивал от себя всех, кто к нему подходил, по-видимому галлюцинировал. Возбуждение было крайне сильное, какого еще ни разу не было. Сделана инъекция пантопона 0,02, камфора 20% 2 мл. Возбуждение стало намного меньше, но совсем не прекратилось. Умылся, прополоскал рот, съел три яйца и полстакана простокваши. В 10-30 возбуждение вновь усилилось. Дано две столовых ложки NaBr 8,0-200, которые ВИ охотно выпил, в 11-00 150 куб см мочи, в 11-30 успокоился, в 11-45 заснул, в 13-45 проснулся, но скоро вновь заснул.

Пульс в покойном состоянии 102-104, во время возбуждения 120 и больше. Спал до 17-00. В 17-15 принял хинин 0,3. В 17-30 съел целую тарелку супа с двумя желтками и несколько кусков хлеба, 3-4 чайные ложки пудинга из курицы и очень немного размазни. В 18-00 сделано промывание кишечника, сначала введено теплое масло, потом соленая вода, вышло очень немного размытых твердых кусочков кала и немного газов. Пульс 116-118 среднего наполнения. Во время промывания почти засыпает, в 18-30 заснул и спал до 20-00. Проснулся помочился около 250 куб см, температура 36,6, пульс 92, правильный удовлетворительного наполнения. Принял 0,3 хинина и нечетко пропись из 3 компонентов №60.

Все это развел в воде и ВИ стал пить и все приговаривал «ай ай ай», в 20-30 к ВИ пошел один Ферстер. На вопрос «Ви гейт эс?» ответил «зер гут». Вообще ВИ очень хорошо понимал, что ему говорил Ферстер по-немецки. Показал язык, который обложен только по середине и влажный. Упражнения речи отклонил, но согласился на гимнастику ноги и руки. В руке очень хорошее приведение плеча. ВИ очень хорошо поднял вытянутую ногу Остальные движения в прежнем положении. Во время исследования во видимому у ВИ были боли в животе, так как он клал руку на живот морщился и говорил «вот». Живот не особенно вздут. С Ферстером простился охотно. В 21-00 заснул. В ночь дежурит врач Гетье».

Впрочем, вообще, по информации, которую автору любезно предоставил Валерий Новоселов, Ленин крайне негативно относился к присутствию Фёрстера и группы «немецких» врачей (всего было 8 германских и два шведских врача), что видно по его высказываниям в адрес его – пациент называл его шарлатаном. Тем не менее, именно Фёрстер был тем, кто 21 января 1924 года в составе трех врачей в 18.50 констатировал смерть вождя мирового пролетариата… Домой немецкий консультант вернулся, увозя с собой 50 000 рублей золотом (около 38 килограммов металла).

В Бреслау он стал главой неврологического отделения на 80 коек и начал оперировать 1-2 раза в день, создав школу нейрохирургии, и, фактически став одним из основателей этого раздела медицины. Есть знаменитое фото Фёрстера, Херберта Оливеркруны и Вильгельма Тённиса – трёх отцов-основателей нейрохирургии. Кстати, день рождения последнего – завтра. Как и рассказ о нём.

Фёрстер, Оливеркруна и Тённис


Именно Фёрстер первым начал хирургическое лечение эпилепсии с последующей электростимуляцией.

Вот как его последователь Уайлдер Пенфилд описывал его хирургическую технику:

«Его оперативная техника значительно отличается от таковой американских нейрохирургов… Он медленный, усердный оператор, хотя при этом не использует ни костного воска, ни серебряных клипсов для остановки кровотечения из сосудов, ни аспиратор и не проводит костно-пластические трепанации, а лишь резекционные. Он проводит закрытие операционной раны способом не дозволенным школой Кушинга. Несмотря на это его хирургия хороша. Он очень бережно относится к тканям, особенно тканям мозга. Он отлично радикально удаляет опухоли, прекрасно действует при угрожающих обстоятельствах…»

На снимке: Фёрстер оперирует мозг в 1930 году. Заметьте – при плохом освещении и без хирургической маски.

Отфрид Фёрстер прожил на 10 больше, чем его учитель. Он 17 раз номинировался на нобелевскую премию по физиологии или медицине - но ни разу удача ему не улыбнулась. 15 июня 1941 года он покинул этот мир, скончавшись от туберкулеза. Два дня спустя, как пишут – «от горя» — за ним последовала его супруга. Они похоронены вместе, в одной могиле, одной церемонией.

Надгробный камень Отфрида и Марты Фёрстер

Так с разницей в треть столетия, но в один июньский день мир лишился двух выдающихся деятелей нейронаук, каждый из которых оставил свое имя и в истории, и в названиях, навсегда оставшихся в медицине.

Текст: Алексей Паевский для Indicator.Ru