June 5th, 2019

День в истории. Ганс Крейцфельдт: загадочная болезнь и «эвтаназия» неполноценных

Три дня назад мы отмечали 134 года со дня рождения человека, имя которого навсегда останется в истории неврологии. За объяснение того, что он вроде бы открыл, много позже была присуждена Нобелевская премия, а сам он несет ответственность (хотя и не главную и не полную) за, пожалуй, одну из самых позорных страниц в истории медицины.

Ганс Крейцфельд в 1920-е годы


Ганс  Герхард Крейцфельдт родился 2 июня 1885 года в Харбурге – слившемся с Гамбургом городе. Его отцом был врач, санитетстрат (так назывался гражданский чин) Отто Крейцфельдт. Он работал главным врачом, обслуживающим Харбургский каучуковый завод Генриха Трауна и сыновей.

Наш герой учился в университетах Йены, Киля и Ростока (на университетском сайте последнего есть даже его учетная запись) и в 1909 году стал доктором медицины, после чего некоторое время проработал корабельным хирургом на судне, ходившем по Тихому океану.

По возвращению он приступил к работе в качестве психиатра и невролога: в Неврологическом институте Франкфурта-на-Майне, в психиатрических и неврологических клиниках в Бреслау (ныне Вроцлав), Киле и Берлине и в Deutsche Forschungsanstalt für Psychiatrie в Мюнхене. Правда, поплавать ему потом еще пришлось – на вспомогательном крейсере (гражданском судне, переделанном в рейдер во время войны и маскировавшемся под нейтральное судно) «Грейф» когда началась Первая мировая. Вплоть до 29 февраля 1916 года, пока этот корабль не повстречал такую же переделку из Британии под названием «Алькантара». Итог встречи оказался печальным – «Грейф» пошел ко дну вместе со 187 германскими моряками (забрав с собой 72 британца, погибших в артиллерийской дуэли). 120 моряков с «Грейфа» выжили, в том числе – и наш герой. Их подобрало другое британское судно, а Крейцфельдта даже отпустили: он все же был гражданским врачом, пусть и на военном судне – и до 1918 года он прослужил на флоте.

«Алькантара» в бою с «Грейфом»


Вскоре после войны, в 1920 году, Крейцфельдт публикует самую известную свою работу, Über eine eigenartige herdförmige Erkrankung des Zentralnervensystems («К вопросу о странном фокальном заболевании центральной нервной системы»). Впрочем, материал для этой работы он получил еще перед войной. 20 июня 1913 года к нему поступила пациентка Берта Е. Симптомы Берты включали в себя трудности при ходьбе, пренебрежение собой, мысли о том, что она одержима демоном, разговоры, смех и пение, припадки, чрезмерную возбудимость и потерю памяти. 11 августа того же года она умерла.

Потребовались десятилетия научных поисков, открытия новых болезней и две Нобелевских премии – Карлтону Гайдушеку и Стэнли Прузинеру, чтобы понять, что причина этой болезни – внезапно свернувшиеся неправильно белки-прионы. Чуть позже описание этой болезни сделает Альфонс Мария Якоб, что и даст название первой известной прионной болезни (хотя потом описания их находили даже у Шекспира).

Альфонс Мария Якоб


А вот тем, что произошло потом в жизни нашего героя, гордиться особо не стоит. Уже в 1932-33 годах он стал тем, кто называется Förderndes Mitglied der SS. Или Patron Member. То есть – человеком, формально не входящим в SS, но поддерживающим деньгами. После этого было еще хуже — в качестве медицинского эксперта по вопросам наследственности, наш герой участвовал в принятии решения о принудительной стерилизации психически неполноценных лиц. А ведь после стерилизации многие из них были просто «эвтаназированы». И хотя сам Крейцфельдт вроде бы противился своему участию в программе Т-4, и сумел спасти многих своих пациентов от этого, к некоторым смертям он все-таки был причастен.

Когда Третий Рейх прекратил существовать, его не тронули – прямых доказательств участия Крейцфельдта в военных преступлениях обнаружить не удалось.

После войны Крейцфельдт стал ректором Университета в Киле – но это продлилось всего полгода: попытки отстроить научное учреждение в итоге пресекла британская оккупационная администрация – слишком много своих коллег с мутным прошлым хотел взять на работу Ганс…

Вернер Крейцфельдт


И тем не менее, в любом случае, за одно мы точно должны сказать Гансу спасибо: за его сыновей. Два из трех сыновей, которые родились у Ганса и его супруги Клары, одной из четырех дочерей известного экономиста Вернера Зомбарта от первого брака:  Отто Детлев Крейцфельдт, и его старший брат Вернер стали первоклассными врачами. Но если Вернер изменил отцовской специальности, и стал замечательным эндокринологом (и даже президентом Немецкого общества диабета – DDG, Deutsche Diabetes Gesellschaft), то Отто(1927-1992)  пошел совсем по стопам отца, стал выдающимся неврологом и нейрофизиологом, специалистом по нейральным коррелятам высшей нервной деятельности.

Отто Крейцфельдт


В его память с 1992 года учреждена почетная лекция Отто Крейцфельдта, которая звучит на конференции Германского нейронаучного общества.


  1. G. Creutzfeldt: Über eine eigenartige herdförmige Erkrankung des Zentralnervensystems. Vorläufige Mitteilung.
    Zeitschrift für die gesamte Neurologie und Psychiatrie, 1920, 57: 1-18.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.