"Не у постели, а в постели"



Интересный пост поместила у себя в Facebook замечательный историк медицины Елена Бергер. Мы не могли его не перепостить.

Мари-Ксавье Биша, великий патолог, основатель гистологии (науки о тканях - доктора, я все правильно говорю?), погиб в очень молодом возрасте, и как-то совершенно героически - заразившись при вскрытии (как Базаров). И на всех стенках всех наших медицинских вузов (видела несколько) висит репродукция картины Луи Эрсена с подписью "Мари-Ксавье Биша у постели больного".

Нет, граждане, здесь Биша изображен не "у", а как раз "в"! Это он болен! А на полотне изображены скорбящие коллеги у одра умирающего ученого. И французская подпись правильная. Всего-то парочка предлогов - и главный герой чудесным образом выздоравливает и приступает к выполнению профессионального долга.




Мари Франсуа Ксавье Биша
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Туберкулез по Юнгу



Сейчас, в эпоху COVID, полным-полно разнообразных "экспертов", которые "знают как". От ветеринаров, которые поливают всех врачей грязью за то, что не лечат вирусную пневмонию антибиотиками, до кардиохирурга Лео Бокерии,  который рекомендует профилактироваться бактерицидным раствором для полоскания рта.

Увы, такие "эксперты" были всегда. Сегодня случайно натолкнулись на "Беседы с Карлом Юнгом о диагностической и терапевтической практике" Ричарда Эванса. И там увидели потрясающую цитату:

"Видите ли, мой тест работает по принципу феномена психической неожиданности, так же как детектор лжи, который Вы активно применяете в Соединенных Штатах. Кроме того, мы много работали с пневмографом (прибором для измерения частоты и амплитуды дыхательных движений-прим.), который показывает уменьшение объема дыхания под влиянием комплекса. Вы знаете, одной из причин появления туберкулеза является комплекс. У людей очень поверхностное дыхание, оно не вентилирует верхушки легких, и это приводит к туберкулезу. Половина случаев туберкулеза связана с психикой."

Напомним - это, кажется, 1938, что ли год. С момента открытия палочки Коха и всемирного признания оного прошло полвека, почти 20 лет, как создана и применяется БЦЖ...

Викинг нейронаук: памяти Пера Андерсена

17 февраля в возрасте 90 лет скончался Пер Андерсен, нейробиолог, пионер исследования нейронных путей, связанных с памятью. Журнал Nature в своем вчерашнем выпуске публикует некролог этому великому исследователю, написанный двумя нобелевскими лауреатами, экс-супругами Мэй-Бритт и Эдвардом Мозером, земляками  и порой – соавторами Андерсена. Мы публикуем перевод этого текста.

Credit: Dag W. Grundseth/Aftenposten/NTB scanpix


…В Пере Андерсене было что-то от викинга. Бесстрашный и стойкий норвежец был известен своими атаками на самую глубокую загадку мозга: как его связность и электрическая активность порождают поведение и опыт.

Когда он был студентом в 1950-х годах большинство нейробиологов изучали доступные части нервной системы млекопитающих – скажем, соединения между нервами и мышцами. Андерсен работал над корой головного мозга, которая обрабатывает функции более высокого уровня: восприятие, произвольное движение, планирование и абстрактное мышление. Его новаторские работы по записи электрической активности в гиппокампе — части коры головного мозга, отвечающей за формирование памяти — положили начало новой эре в физиологическом понимании мозга и заложили основы современной системной нейробиологии. Он умер 17 февраля в возрасте 90 лет.

Collapse )


Перевел Алексей Паевский

Nature 579, 492 (2020)

doi: 10.1038/d41586-020-00836-5

Пандемия: размышления вековой давности

Современная пандемия COVID-19 почти совпала с вековым юбилеем страшной пандемии другого респираторного заболевания, «испанки». Тогда уже существовали топовые научные журналы, как Nature, так и Science. Журнал Science сейчас выложил в открытый доступ свою редакционную статью 1919 года, посвященную попыткам осмысления только что завершившейся пандемии.

Наш блог совместно с порталом Indicator.Ru, публикует с небольшими сокращениями перевод этого любопытного документа, многие из пунктов которого актуальны и сейчас.





Пандемия, которая только что пронеслась вокруг Земли, не имеет прецедентов. Бывали и более смертоносные эпидемии – но они были более ограничены территориально. Бывали и почти столь же широко распространенные эпидемии – но они были менее смертоносны. Наводнения, голод, землетрясения, вулканические извержения – все они уже написали свои истории зрения уничтожения людей. Это почти так же страшно, но все же никогда еще не было такой катастрофы, как сейчас. Никогда еще это не было так внезапно, так разрушительно и так универсально.

Самое удивительное в этой пандемии – это та полная неизвестность, окружавшая ее. Казалось, никто не знал, что такое эта болезнь, откуда она взялась, как появилась и как ее остановить. И встревоженные умы задают вопрос: не придет ли еще одна волна ЭТОГО снова.

Collapse )

Туалетная бумага и туалеты в первую мировую

Встревоженные распространением коронавируса COVID-19, по всеми миру люди скупают туалетную бумагу. Это не новость: хотя мы и ходим в разные магазины, но сидим в одном и том же интернете. Самое время поговорить о пипифаксе столетием ранее, когда он был не менее востребован. Тема деликатная, конечно… Или казалась таковой до покорения вершины пирамиды потребностей? Наш друг, замечательный исследователь быта в Первую мировую, Юрий Бахурин,  совершил небольшой экскурс в историю туалетной бумаги и в применение ее в военное время и опубликовал его на Warhead. С любезного разрешения автора делимся материалом.

Начать экскурс будет логично с краткой Новой истории самой туалетной бумаги. На смену ткани далеко не сразу пришла специально изготовленная, вдобавок дорогостоящая продукция. Как минимум до 1857 года прогрессивному человечеству верно служили прочитанные газеты и прочая периодика. Ну а затем в Соединённых Штатах компанией «Гигиеническая бумага Гайетти» начался выпуск «жемчужно-белой чистой манильской пеньковой бумаги, идеально чистого изделия для унитаза». Упаковка из 500 листов стоила 50 центов, и каждый лист был защищён водяным знаком с фамилией предприимчивого Джозефа Гайетти.



«Гигиеническая бумага Гайетти»


Collapse )

Аккадский текст о пандемии



Этот пост мы нашли в сообществе "Ассирологические байки" и с разрешения автора (Надежды Рудик), публикуем у себя.

Аккадский текст о пандемии и о том, как как от нее защититься, или о пользе литературы в смутные времена

(начало художественного допущения)

Кабти-илани-Мардук проснулся от собственного вопля и грохота сердца в ушах; уставился широко открытыми глазами в потолок. В узкое окно под потолком холодно смотрела луна, но Кабти-илани-Мардук не видел ее. Перед его глазами стоял Эрра, бог эпидемий, и выпущенное им на свободу оружие. Он наблюдал, как бегут по улицам города его соседи и видел, как шатается, а потом падает, разбиваясь на куски, статуя бога его города, статуя Мардука. Кабти-илани-Мардук со всхлипом втянул воздух, чувствуя, как окаменели все мышцы, готовясь то ли бежать, то ли прятаться, то ли сражаться.

Он боялся двинуться, а тем более встать. Ему казалось, стоит ему шевельнуться, и сон оживет: он окажется совсем один среди развалин и тел перед вздымающим оружие ухмыляющимся Эррой. Пытаясь удержать себя в реальности, он слепо зашарил рукой по скамье рядом с кроватью. Наткнулся на что-то влажное: глина! Он всегда держал в комнате ком глины во влажной тряпице на тот случай, если ему в голову придет какая-нибудь идея и понадобится ее записать. Кабти-илани-Мардук понял, чего хотят от него боги, хоть и первый раз в жизни видел пророческий сон. Он должен записать, что они ему показали, предупредить людей. Эти строки смогут защитить его сограждан! Он с трудом сел, отщипнул кусок глины, сформировал табличку, взял грифель и начал писать.

(конец художественного допущения)

В VIII в. до н. э. месопотамский ученый Кабти-илани-Мардук увидел сон, который он, проснувшись, записал, «ничего не прибавив и не убавив». Так появился уникальный текст на аккадском языке о боге подземного мира и эпидемий Эрре. Уникальный, поскольку автор активно экспериментирует с диалогами, речью от первого и второго лица и даже с внутренними монологами.

Краткое содержание:

Эрра скучает в своих покоях, не знает, чем заняться, его оружие тоже мается от скуки. Наконец, они решают попрактиковаться в том, для чего предназначены: опустошить землю, уничтожить города, избавиться от людей. Эрра уговаривает бога Вавилона и главу пантеона Мардука озаботиться обновлением своей статуи (та находится в плохом состоянии), покинуть город и уступить на время ему, Эрре, правление. Мардук соглашается, Эрра занимает его место и начинает свирепствовать над страной: впускает врагов, инициирует восстания и гражданские войны, посылает эпидемии, убивает направо и налево без разбора:

Поднялись злые ветры. Светлый день обернулся мраком.
Шум людей на земле затих.

Автор в деталях описывает картины разрушения и убийств. Боги бегут из городов, оставляя их без защиты. Мардук плачет о Вавилоне:

Увы Вавилону, чью корону как у пальмы я создал прекрасной:
ее унес ветер.
Увы Вавилону, его семенами наполнил как дерево жизни:
плодов не дождался.
Увы Вавилону, который я взращивал как сад плодоносный:
не вкусил его фруктов.
Увы Вавилону, который как янтарный кулон я на шею неба повесил.
Увы Вавилону, который в руках я держал, как таблички судьбы,
никому не доверив…


(Эпос об Эрре, табличка 4, строки 40-44, вольный перевод с аккадского здесь и далее Рудик Надежды)

В конце концов, не выдерживает ближайший приближенный Эрры, Ишум. Он призывает Эрру успокоится, говорит, что все уже поняли, какой он могучий. Эра больше ничего никому доказывать не должен, да и жажду крови он должен был уже утолить. Эрра действительно успокаивается и даже просит Ишума позаботиться о восстановлении страны:

Люди страны, которых стало так мало, пусть умножатся снова.
<…>
Пусть храмы, что были разрушены, поднимут головы как лучи солнца.
Пусть Тигр и Ефрат принесут воды благоденствия.


(Табличка 5, строки 25, 36, 37)

В конце текста Кабти-илани-Мардук сообщает нам, что Эрра сам проверил, правильно ли он все записал. Теперь этот текст может служить защитой против него:

Певец, что исполняет ее (поэму), не умрет от эпидемии,
его речь порадует царя и князя.

Писец, который ее заучит, останется жив на чужбине,
войдет на родине в почет.


(Табличка 5, строки 53-55)

И самое главное:

Дом, в котором есть эти таблички,
пусть Эрра бушует, пусть оружие убивает,
меч эпидемии не достигнет, над ним будет мир.

(Табличка 5, строки 57-58)

Современники Кабти-илани-Мардука поверили ему. Эпос об Эрре стал самым распространенным текстом на территории Месопотамии и даже за ее пределами. Копий этого текста нам известно больше, чем копий Эпоса о Гильгамеше. Чаще всего речь идет не о полных копиях, а о фрагментах Эпоса, записанных на амулетах.

На картинке как раз такой защитный амулет против эпидемий с фрагментом текста Эпоса об Эрре из города Ашшура. Он датируетсяVIII-VII вв. до н. э. (новоассирийский период), сделан из черного камня, размером 3 на 4,5 см. Наверху в нем дырка, в которой остались части медной булавки. Сейчас в Британском музее. Можно распечатать и разложить по дому: вдруг он против короны тоже помогает.

Литература, использованная при написании поста:

L. Cagni, L'Epopea dell Erra. Rom, Instituto de Studi del Vicino Oriente, Studi Semitici 34, 1969.
L. Cagni, The Poem of Erra. Sources and Monographs, Sources from the Ancient Near East 1/3; Malibu, CA: Undena Publications, 1977.
B. Foster, Before the Muses II, 1996, S. 757ff.
S. Franke, Der Zorn Marduks, Erras und Sanheribs. Zu Datierung und Funktion von „Erra und Išum“. In: Krieg und Frieden im Alten Vorderasien 52e Rencontre,… 2006.

От чего умирали 200 лет назад

В те дни, когда все говорят только о коронавирусе и забыли о том, что в мире существуют другие инфекции и вообще иные причины смерти, полезно вспомнить о том, как обстояло дело раньше. В статье 200-летней давности, в первом выпуске New England Journal of Medicine and Surgery, and the Collateral Branches of Science (теперь это – один из самых авторитетных медицинских журналов, просто New England Journal of Medicine) был опубликован Bill of Mortality for the Town of Boston (цитируем вот по этой статье). В этом билле – полная «раскладка» причин смертей в Бостоне за 1811 год.



Как мы видим, всего в тот год было зафиксировано  942 смерти. И более, чем пятая часть их – 221 человек – скончались от туберкулеза. На втором месте – 57 человек – детская дизентерия. На третьем – мертворождение (49). 48 смертей от «неустановленных заболеваний», 36 – «судороги», которые, вероятно, включают в себя «удар» - то есть, инсульт.  33 случая тифа, тогда еще не разделяемого на брюшной и сыпной, «дебильность» - 28 человек, старость – 26 (но добавим сюда еще 20 случаев «дряхлости»), «внезапная» смерть – 25, 23 – «водянка головного мозга», просто отёк – 21.

Остальных причин меньше, но отметим всего один суицид, 11 случаев смерти от «червей» и два – от «питья холодной воды». Берегите себя!






 

Женщины школы Кахаля. Часть первая: Лаура Форстер

Сегодня мы поздравляем наших прекрасных девушек и женщин – ученых, медиков, читательниц и лучшую половину соавторов нашего портала. А связи с этим расскажем вам о статье из исследовательского топика History of Neuroscience, посвященной женщинам в научной школе великого Сантьяго Рамон-и-Кахаля, и опубликованной в журнале Frontiers in Neuroanatomy, разделив наш рассказ на несколько публикаций. Сегодня – первая часть, повествующая об австралийке, учившейся в Швейцарии, уже в почтенном возрасте учившейся у Кахаля и окончившей жизнь в действующей русской армии, Лауре Форстер. Статья написана для портала Neuronovosti.Ru, который делают авторы блога.


Лаура Форстер


Сантьяго Рамон-и-Кахаль, о котором мы, конечно же, уже писали, был одним из величайших нейроученых всех времен. Собственно говоря, он стал одним из основателей современной нейронауки. Отмеченный наградами – от  Московской международной преми 1900 года до Нобелевской премии 1906, он изучил в деталях строение нервной системы и стал главным автором победы нейронной теории над ретикулярной. Кроме того, Кахаль оставил после себя множество великолепных зарисовок нервной системы, которые сейчас считаются произведением искусства и выставляются по всему миру. К слову, документальное наследие Кахаля и его школы в 2017 году было включено в состав мирового наследия ЮНЕСКО по программе «Память мира».

Однако помимо научных открытий и зарисовок, Кахаль оставил после себя научную школу, которая сделала для нейронаук не меньше. Один только Пио дель Рио Гортега, описавший клетки микроглии и введший их в научный оборот чего стоит. Или Уайлдер Пенфилд, первооткрыватель олигодендроцитов и гомункулуса в соматосенсорной коре.

С не меньшим основанием мы должны считать важнейшим наследием его и его учениц – какую бы работу в лабораториях они бы не делали.

Лаура Форстер

Лаура Элизабет Форстер (1858-1917; рис.2А) родилась в пригороде Сиднея (Австралия). Она была пятой из шести детей Элизы Уолл и ее мужа, политика Уильяма Форстера, землевладельца и поэта, члена парламента Нового Южного Уэльса с 1856 по 1880 год и премьера нового Южного Уэльса в 1850-1860 годах, впоследствии занимавшего различные посты.

Рисунок 2.


Ее мать умерла, когда она была маленькой девочкой (1862), а ее отец женился на Мод Эдвардс, добавив к своей многочисленной семье еще пятерых детей. Когда отец умер (1882), Лаура переехала в Англию в компании своей мачехи и одной из сводных сестер.

Первоначально Лаура получила образование в Австралии, но в 1887 году она Форстер поступила в Бернский университет в качестве студента-медика, получив степень доктора медицины в 1894 году. Там она проработала шестьлет в Институте патологии, посвятив свои исследования изучению мышечных веретен. Позже она опубликовала свою первую научную работу об этих структурах в Оксфорде, сосредоточив внимание на их развитии у человеческих плодов между 4 и 6 месяцами беременности (Forster, 1902; рис.2B).

Лаура поработала практикующим врачом, исследовала этиологию заболеваний яичников и их последствия у женщин с психическими расстройствами. Ее вторая научная статья вышла через пять лет и была посвящена гистологии лимфатических узлов у больного туберкулезом (Forster, 1907).  Именно занятие гистологией побудило ее отправиться в лабораторию Кахаля для того, чтобы лучше освоить разнообразные методы окрашивания срезов.

Действительно, в самых первых строках своей третьей научной статьи Лаура Форстер говорит, что Сантьяго Рамон-и-Кахаль предложил ей сосредоточить свои исследования в лаборатории на том, соответствует ли дегенерация нервных волокон после травматического повреждения спинного мозга у птиц явлениям, наблюдавшимся в предыдущих исследованиях на млекопитающих, выполненных самим Кахалем и другими (Forster, 1911; рис.2С). Это исследование стало первым, где нейрофибриллярные методы были применены к птицам для подобной цели, и ее результаты продемонстрировали сходство с процессом у млекопитающих, хотя у птиц все происходило быстрее. Напомним, Форстер в это время пятьдесят три года!

Эта работа оказалась самой длинной из ее научных текстов и она была изящно проиллюстрирована шестью рисунками в стиле Кахаля. Еще более интересно то, что статья  была полностью написага на испанском языке и в ней была выражена «сердечная благодарность доктору Кахалю за его дружеский совет, а также докторам Николасу Ачукарро и Франсиско Телло за щедрую помощь, которую они оказали мне при выполнении этой работы».

Увы, карьера Лауры Форстер совершила резкий поворот в 1912 году. Когда была объявлена Первая Балканская война, она отправилась в Эпир, чтобы записаться медсестрой, поскольку женщины не могли служить врачами на фронте. С этого момента жизнь Лауры Форстер связана с войной. Сразу же после начала Первой мировой войны она присоединилась к британскому Красному Кресту и работала в британском полевом госпитале в Антверпене (Бельгия), став первой женщиной-австралийским врачом, оказавшим помощь в медицинских усилиях военного времени, хотя в качестве женщины ей снова не разрешили записаться в союзный медицинский корпус. После непродолжительной работы в Северной Франции Лауру отправили в Россию, где она добровольно работала хирургом в крупнейшей больнице Петрограда. Она оставалась там в течение нескольких месяцев после осени 1915 года, работая «очень счастливо с русскими врачами, не нуждаясь в переводчике».

Затем она присоединилась к русскому Красному Кресту и служила на Кавказе и в Эрзеруме (Турция), наблюдая за 150-коечной инфекционной больницей кампании в разгар эпидемии тифа летом 1916 года. Ее конечным пунктом назначения был госпиталь в Залещиках, в Галицкой области (Российская империя, ныне – город в Тернопольской области на Украине), всего в 30 милях от фронта и прикрепленный сначала к 9-й, а затем к 7-й армии (командующий — генерал Алексей Брусилов). Это была одна из пяти больниц в регионе, управляемых Национальным союзом женских избирательных обществ (Соединенное Королевство), где тысячи солдат и особенно гражданских беженцев лечились от брюшного тифа, скарлатины, дизентерии и различных видов военных ранений и травматических повреждений. Изнурительная работа, частые бомбардировки и пребывание в инфекционных больницах серьезно сказались на здоровье Лауры Форстер, и она скончалась 11 февраля 1917 года и была похоронена в Залещиках по русскому православному обряду.

Д-р Фредерик У. Мотт сообщил Королевскому обществу о последних результатах работы Форстер в патологоанатомической лаборатории в клинике Клейбери (Лондон, Великобритания; рис.2), которые были опубликованы посмертно в марте 1917 года. В этой статье, иллюстрированной восемью микрофотографиями, взятыми с гистологических слайдов, собраны результаты исследования яичников 100 умерших женщин с различными типами психических заболеваний («слабоумие, мания, меланхолия, общий паралич душевнобольных, эпилепсия и слабоумие»), собранные в психиатрической лечебнице, в больнице Чаринг-Кросс и Лондонской больнице (обе в Лондоне, Великобритания), а также в психиатрических больницах лондонского округа (Лонг-Гроув, Хэнвелл, Колни-хэтч, Бексли, Хортон, Мэнор, Канехилл, Ливсден и др.). (Caterham: Forster, 1917; рис. 2е).


Литература:

Forster, L. (1902). Note on foetal muscle spindles. J. Physiol. 28, 201–203. doi: 10.1113/jphysiol.1902.sp000909

CrossRef Full Text | Google Scholar

Forster, L. (1907). Histology of tuberculosis in the human lymphatic gland. J. Pathol. Bacteriol. 12, 58–65 doi: 10.1002/path.1700120108

CrossRef Full Text | Google Scholar

Forster, L. (1911). La degeneración traumatica en la medulla espinal de las aves. Trab. Lab. Invest. Biol. Univ. Madr. 9, 255–268.

Forster, L. (1917) Histological examination of the ovaries in mental disease. Proc. R. Soc. Med. 10, 65-87.

Forster, L. (1918). Histological examination of the ovaries in mental disease. Arch. Neurol. Pathol. 7, 1–23.

Нервная система от Андрея Везалия



Мы уже использовали в нашей рубрике «Картинка дня» одну иллюстрацию великого анатома Андрея Везалия. Сегодня мы снова обратимся к труду «О строении человеческого тела» (De humani corporis fabrica), которое было выпущено в свет типографом Иоганном Опорином в 1543 году, когда Везалию было всего 28 лет. Но на сей раз перед вами — не мозг на вскрытии, а большая часть нервной системы. На ней изображен блуждающий нерв, языкоглоточный нерв — а на картинке внизу еще и основание мозга.

Credit: Vesalius, Andreas/Wellcome Collection

Правда, ложь и политика расовой гигиены Ганса Аспергера

Синдром Аспергера, несмотря на то, что он исключен из «официальных» диагнозов, вновь на слуху (спасибо, Грета). В массовой культуре он  стал синонимом аутизма. Венский педиатр Ганс Аспергер   одним из первых  описал детей с этим заболеванием. Правда термин подобрал  опасный — «аутистическая психопатия». И дело не в стигматизации душевнобольных или неблагозвучном названии, а  в реальной опасности для жизни маленьких пациентов. Ведь жил и работал Аспергер в Вене  во время аншлюса Австрии, иными словами, во времена нацистской Австрии. Сразу оговоримся, что в статье  не будет пепла  труб концлагерей и ужасающих опытов  над людьми. Это  обыкновенная история  о скромном враче университетской клиники, отце пятерых детей, который жил и работал соответственно духу  ХХ века, когда в Европе свирепствовала евгеника. Тогда казалось, что,  человечество (наконец!) создало учение, которое поможет отделить зерна от плевел, здоровое от подлежащего уничтожению. Самый простой пример — это идея создать максимально  здоровую человеческую расу, изолируя и уничтожая детей с наследственными заболеваниями.


Долгое время считалось, что господин  Аспергер был гуманистом и, преисполнившись сочувствием к несчастным детям, был  чуть ли не медицинским Шиндлером. Но найденные архивы и пытливость  Хервига Чеха (Herwig Czech)  привели к  неприятным и неожиданным результатам, которые опубликованы в журнале Molecular Autism. В хитросплетениях этой истории разбиралась наш друг Марина Калинкина.

Ганс Аспергер в 1940 году


В соответствии с Законом о профилактике наследственно больного потомства от июля 1933 года специально созданные наследственные суды  могли предписывать стерилизацию, а позже и «эвтаназию»  в случае одного из следующих диагнозов: врожденная слабость, шизофрения, маниакальный депрессивные расстройства, наследственная эпилепсия, хорея Гентингтона, наследственная глухота или слепота, тяжелые физические деформации и тяжелый алкоголизм.  Эти действия были частью  программы по созданию  расы  здоровых  и душой  и телом людей. Очевидно, что те десятки тысяч принудительно стерилизованных  или убитых европейцев, были пациентами рядовых врачей. Медики выполняли законы  своего времени, в которых четко предписывалось сообщать о своих «дефектных» пациентах специальных службам. А те в свою очередь  формировали целые  клиники, для того, чтобы прицельно изучить каждого подопечного и вынести ему приговор — убийство, стерилизация или попытка лечения. Конечно,  в Австрии в отличие от Германии врачи пользовались послаблениями и могли при желании  не так усердно доносить о каждом подозрении на наследственный дефект. В  печально известном  венском отделении эвтаназии клиники  «Ам Шпигельгрунд» за годы нацисткого режима в Австрии (1938-1945) было уничтожено около 800 детей. Смерть официально наступала в результате пневмонии, а реально — после укола фенола в околосердечную область, длительного приема барбитуратов или банального голода. Статистика Германии  по количеству убитых согласно этому же закону  несравнимо больше.

Collapse )