Category: армия

Добрый день всем :)

bKZrhsgczoA.jpg

Здравствуйте, дорогие читатели! Кем бы вы ни были - врачом ли, студентом медицинского или любого другого профиля, научным сотрудником, офисным работником или просто любым другим человеком с пытливым умом и стремлением к историческим знаниям - добро пожаловать в мир медицинской истории!

В этом мире есть и бескрайние поля скопившихся за многие века малоизвестных фактов о медицине и врачах, горы информации, уходящие вершинами в глубину веков (парадокс – вершинами в глубину, да?), и похожие на стойкие города-крепости истории известнейших в медицине личностей (чей ставший классическим образ иногда скрывает ой как много всего…) Интригует? Милости просим!

Итак, вы зашли к нам. Вам наверняка интересно, что же тут может быть такого необычного, занимательного, того, что сможет вас, быть может, удивить или даже ошеломить, того, о чем бы вы даже не догадывались раньше. Можем уверить вас - мы найдем, чем порадовать! Найдем, покажем, объясним и отдадим на долгое хранение в чертоги вашего разума (если вы – современный Sherlock).

Знаете ли вы, какая именно была травма у Александра Пушкина и почему она была несовместима с жизнью? Или какие могут быть опасности мастурбации по версии одного из парижских врачей 1830 годов? Или почему во времена знаменитого хирурга Николая Пирогова солдаты, используя последние остатки сил и воли, старались уползти с поля боя куда угодно, лишь бы не попасть в руки к врачевателям? Или что такого заметил исследователь сна Мишель Жуве у кошки и сказал, что она притворилась спящей? А что некогда на одной рекламе спокойно сочетались героин и аспирин, лекарственные формы которых создал один и тот же человек? Может быть, вы знаете, кто такой Макс Петтенкофер и что случилось с ним после того, когда он решился проглотить культуру холерного вибриона? Или с чем еще, кроме болезней, боролись медики век назад?

Смело говорим - у нас подобных историй много. Очень много – и странно, что никто до сих пор не сделал такого блога. Постараемся исправить это недоразумение.

Здесь вы найдете интересные находки из старинных книг по медицине, истории о жизни нобелевских лауреатов и открытии различных веществ, которыми в медицине уже не пользуются или пользуются до сих пор, забавные и каверзные случаи из практики врачей разных веков, истории создания и использования хирургических инструментов и еще много-много других занимательных фактов из искусства врачевания, окутанных пеленой истории.

Наслаждайтесь - тем более, что за блогом можно сейчас следить и в Facebook и ВКонтакте!

Есть только одна просьба: мы не приемлем мата в комментариях. Будем такие комментарии безжалостно удалять - вне зависимости от позиции автора коммента.

PS

Мы очень скромные, поэтому не стали рассказывать о себе в основном тексте, представляющем блог. Но мы привыкли отвечать за свои слова. Потому два слова о нас.
Идея блога принадлежит Анне Хоружей, студентке Волгоградского государственного медицинского университета. Ну а вместе с ней тексты в блог пишет научный и медицинский журналист, соавтор scienceblogger, Алексей Паевский (мы взяли кое-что из постов в этом блоге). Разумеется, авторы блога будут перепощивать интересные статьи и посты из других источников. И, конечно, мы будем рады новым авторам нашего ресурса.

Ну и ещё: авторы блока в составе небольшой команды в тестовом режиме (и на чистом энтузиазме пока) запустили сайт, посвящённый нейросайнс и нейротехнологиям, который мы постараемся сделать основной площадкой освещения нейротематики.

Сайт доступен по двум адресам: нейроновости.рф и http://www.neuronovosti.ru
Кроме того, мы создали его паблики в фейсбуке и во вконтакте:
https://www.facebook.com/neuronovosti/
https://vk.com/neuronovosti

Присоединяйтесь )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Дуршлагом и ложками: как оперировали на американской субмарине

Коллеги с WarHead опубликовали любопытную статью по тематике нашего блога, и мы ее немедленно репостим. Во время Второй мировой на борту американской подлодки «Сидрэгон» провели уникальную операцию. Санитар, не имевший хирургического опыта, удалил аппендикс с помощью ложек, дуршлага и торпеды…

Злейший враг подводника

Аппендицит был злейшим врагом подводников Второй мировой. Если приступ начинался во время похода, помощь больному не мог оказать никто. Сейчас на современных подлодках есть корабельный врач, который прооперирует прямо на борту. А в те времена подобная роскошь морякам и не снилась. Врачебную помощь на лодках оказывали санитары или те, кто прошёл краткие медицинские курсы.

До начала войны немногие задумывались, как защитить подводников от аппендицита в море. Считалось, что на борту операцию провести нельзя. Принятые процедуры предписывали устроить больного на койку, обложить льдом и держать на строгой жидкой диете, пока субмарина не вернётся из похода.

Приступов болезни у подводников в те годы было немало; и случалось моряки, не получив необходимой помощи, умирали на подлодках.



Подводная лодка «Сидрэгон»

В американском флоте нашлись мудрецы, которые ещё до вступления США в войну предлагали удалять аппендикс всем подводникам во избежание трагических инцидентов в море. Эту идею посчитали абсурдом.

В общем, когда у Дарела Ректора, служившего на субмарине «Сидрэгон», случился приступ, надежды на счастливый исход практически не было.

Что делать?

Когда матрос Ректор потерял сознание на палубе лодки, осмотревший его санитар Уилер Лайпс поставил диагноз: аппендицит.

Что делать? Он доложил командиру субмарины Биллу Ферроллу, что больной долго не продержится.

Командир начал уговаривать Лайпса прооперировать матроса, но санитара мучили сомнения. Во-первых, он никогда не делал такой операции. Во-вторых, на лодке из инструментов — только карманный хирургический набор (зажимы и скальпельные лезвия).

Однако медик всё-таки принял решение и, заручившись согласием больного, начал действовать.

Операционной стало самое просторное помещение на «Сидрэгоне» — кают-компания. Торпедисты «надоили» спирта из торпеды. На камбузе взяли дуршлаг и обложили его ватой. Хирургическими халатами стали пижамы, медицинскими перчатками — резиновые, а марлевые промокашки заменили пакеты с туалетными салфетками. Согнув ручки у серебряных столовых ложек получили импровизированные полостные зеркала. Все «инструменты», «операционную» и одежду продезинфецировали спиртом и приступили к делу.

Своим помощником Лайпс назначил старпома, роль медсестры играл штурман. Работа нашлась даже командиру, который должен был вести счёт губкам, использованным во время операции.

Операция началась!

Больного положили прямо на обеденный стол. Для анестезии из дуршлага соорудили конус. Его надели на лицо пациента как маску и сверху начали медленно капать на вату эфир. Вдыхая вещество, Ректор быстро уснул.


Затем кожу оперируемого протёрли спиртом. Рукоятки для скальпелей не входили в карманный хирургический набор, так что лезвия решили фиксировать зажимами.

После обработки кожи паховую область изолировали льняными скатертями и сделали надрез длиной 10 см. Для разведения мышц и проникновения в брюшную полость применили гнутые ложки.

Внезапно операция приостановилась — Лайпс не сразу нашёл скрытый за слепой кишкой воспалённый орган.

Наконец, найдя аппендикс, он успешно удалил его. Оставшуюся часть отростка санитар закрутил узлом и каутеризовал фенолом.

Чтобы избежать повреждения внутренних органов бальзамирующей жидкостью, брюшную полость промыли спиртом. Затем стерилизовали рану таблетками сульфадимезина, перемолотыми в порошок, и зашили брюшину бычьими жилами. Операция заняла два с половиной часа.

Лишённый признания

Невероятно, но после такой операции Ректор пошёл на поправку. Спустя две недели он смог частично выполнять свои обязанности, а к концу похода восстановился окончательно. Примечательно, что день операции был днём его рождения — 11 сентября 1942 года подводнику исполнилось 19 лет!



Уилер Лайпс с ложками, дуршлагом и женой

20 октября «Сидрэгон» вернулась на базу. Врач флотилии, осмотревший Ректора, нашёл его состояние хорошим: шов не причинял матросу никаких болезненных ощущений.

Правда, дальнейшая судьба Ректора сложилась печально. Он погиб спустя два года на подлодке «Тэнг». Воистину злая судьба.

Весть о необычной операции быстро разлетелась по флоту. Однако воодушевление она вызвала не у всех. Командир флотилии, в состав которой входила субмарина, был в шоке. По его мнению счастливый исход операции не должен побуждать другие экипажи подлодок так же рисковать в подобной ситуации.

Врачи ВМС США историю с удалением аппендицита их «коллегой» восприняли и вовсе враждебно.

Они подвергли Лайпса остракизму даже несмотря на то, что операцию он провёл по приказу командира «Сидрэгона». Более того, поднимался вопрос о военном трибунале.

К счастью, тогда всё обошлось, и санитар продолжил службу на подлодках до самого конца войны.

За уникальную операцию он не получил ни награды, ни признания. ВМС США «заметили» его заслуги только спустя 63 года и наградили Лайпса Благодарственной медалью за службу в ВМС.



Лайпс во время службы на флоте и во время интервью 2002-го года

Комментируя награждение он вспомнил своего пациента следующими словами: «Я всегда считал его смелым парнем. Я часто спрашивал себя — полез бы я на тот стол, чтобы кто-то сделал со мною подобное?».

Любопытно, что Лайпс не был первым. На четыре дня раньше аппендицит на подлодке удалил врач японской субмарины I-27 в глубинах Бенгальского залива. Однако это не делает операцию, проведённую санитаром с «Сидрэгона» практически подручными средствами, менее уникальной.

Тридцатилетняя война: судебная медицина 400 лет спустя



Если вы читали "Три мушкетера", то хорошо помните осаду Ла-Рошели. На самом деле этот эпизод - часть знаменитой Тридцатилетней войны. И в ней, как считалось, в основном все же использовалось холодное оружие во время столкновений пехоты.

Археологи из Музея первобытной истории в Галле исследовали останки 47 солдат в возрасте от 15 до 50 лет, погибших в ходе битвы при Лютцене во время Тридцатилетней войны (1618-1648). Впервые массовое захоронение с девятью тысячами павших в бою солдат ученым удалось обнаружить в германском городе Лютцен в 2011 году. Датировать находку археологи смогли при помощи радиоуглеродного анализа.

Исследуя незажившие раны, ученые обнаружили, что большинство солдат пострадали в результате ранений из огнестрельного оружия. Причем 21 человек получил огнестрельные ранения в голову, и в 11 случаях пули застряли в черепе. По словам исследователей, столь большое количество огнестрельных ранений редко можно было получить в те времена. «Хотя огнестрельное оружие становилось все более доступным, холодное оружие, например, пики и мечи, по-прежнему оставалось самым популярным для ведения рукопашного боя», – сообщила автор исследования Николь Никлиш.

Статья в PLOS One: здесь.
Новость на Indicator.Ru: здесь.

Следить за обновлениями нашего блога можно в наших пабликах в Facebook и ВКонтакте.

История науки: день химической защиты

Традиционный репост "медицинской" рубрики "История науки". Сегодня один из соавторов блога написал об испытаниях первого противогаза.

Оригинал взят у indicator в История науки: день химической защиты
101 год назад был испытан первый эффективный противогаз. С тех пор он стал непременным атрибутом многих профессий, работники которых подвергаются повышенной опасности для дыхательных путей. Изначально он был придуман для защиты солдат, так как именно в то время результативность поражения живой силы противника вышла на совершенно новый уровень.



Первая мировая война стала и первым полигоном испытания оружия массового поражения. 22 апреля 1915 года в окрестностях городка Ипр немецкие войска впервые применили химическое оружие. Тогда это был хлор. Вопрос о создании методов химической защиты встал очень остро. Как с этим справился сотрудник Министерства финансов, рассказывает наша рубрика «История науки».


Collapse )

Автор: Алексей Паевский

Картинка дня: УФ-терапия в Военно-медицинской академии



Лечение ультрафиолетовым светом в процедурном кабинете Военно–медицинской академии, Санкт–Петербург, 1910–е.

via History Porn

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте

Героин: лучший подарок солдату



Подарочная аптечка, в состав которой входит шприц, набор игл, ампулы с кокаином и героином.
Такие наборы родственники посылали солдатам британской армии, сражавшимся на фронтах I Мировой войны.

Фото из великолепного сообщества Sons of Medicine.

https://vk.com/feed?z=photo-82694674_419073571%2Falbum-82694674_00%2Frev

Зелинский и Нобелевская премия, или med-history в роли злого критика



В свое время наш хороший друг и практически крёстный отец Алексей uncle_doc Водовозов вёл (да и сейчас балуется) "Колонку злого критика". Сегодня такой повод дали нам. Дело в том, что СМИ 19 мая распространили информацию о том, что в Санкт-Петербурге установили мемориальную доску в честь великого (без оговорок) химика Николая Дмитриевича Зелинского, который более всего известен, как изобретатель противогаза, спасший тысячи жизней уже в Первую мировую. Ну и внесший тем самым вклад в историю военной медицины.

Однако в большой статье про (и в подводке к ней) мы встречаем СТРАННОЕ:

В 1918 году Николая Зелинского выдвинули на Нобелевскую премию. Узнав о том, что вместе с ним номинирован и "отец химического оружия" Фриц Габер, создавший те самые отравляющие газы, защиту от которых разрабатывал Зелинский, он отказался номинироваться на премию. В результате лауреатом 1918 года по химии стал Габер. "Нобелем" было оценено не изобретение отравляющих газов, а вклад Габера в осуществление синтеза аммиака, необходимого для производства удобрений и взрывчатки.



Фриц Габер

И вот тут начинаешь немного сомневаться. Да, конечно, Первая мировая была войной нобелиатов: со стороны Германии производством хлора ведал Фриц Габер,еще не получивший премию, со стороны Франции и США химическое оружие разрабатывал уже получивший своего нобеля Виктор Гриньяр, но...

1) по правилам Нобелевской премии, списки номинантов держатся в секрете 50 лет.

2) сами номинанты не знают, что номинированы до самого присуждения. И у них не спрашивают согласия (все мы помним, как отказался от премии Сартр).



Виктор Гриньяр

Но представим себе картинку - Николай Дмитриевичу кто-то по секрету сообщает - "Вас, батенька, на Нобелевскую премию номинируют". А он такой - а пробейте-ка мне по базе, нет ли там Габера...

Но самое веселое - это что всё можно проверить, благо полвека с той поры давно минуло. Заходим на сайт нобелевского комитета, в раздел "база данных номинаций"...



Габера видим (кстати, не фаворит - Содди больше), даже изобретателя хроматографии Михаила Цвета видим. Зелинского НЕ НОМИНИРОВАЛИ в тот год. Да и вообще никогда. Тоже можно проверить поиском по базе.

И возникает вопрос: зачем добавлять пафоса в портрет замечательного учёного, который и противогаз придумал, и от патента отказался... Да, об этом вспоминает его сын, но проверить-то можно? Память - вещь такая, как и мемуары. И да, кстати, к боевым отравляющим, говорят, Зелинский тоже руку приложил: он один из первых, получивших хлорпикрин и точно первый, испытавший его действие на себе.

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте

Первые сто лет. Четыре времени военно-полевой хирургии. Часть вторая

С любезного разрешения нашего друга, замечательного специалиста по военной медицине Александра Поволоцкого и в честь Дня Победы публикуем его огромный труд о военно-полевой хирургии, который был опубликован на дружественном ресурсе "Медач".

Часть первая - тут.

О сантранспорте


Итак, рассмотрев в самых общих чертах этапы санитарной/медицинской эвакуации, посмотрим, как раненого между ними перемещать.

Сантранспорт бывает специальный и импровизированный.

Например, плащ-палатка - транспорт импровизированный, а носилки - специальный. Таскал я, кстати, плащ-палатку с человеком. Неудобно. Человеку тоже. Но альтернативный вариант на поле боя - ползти с раненым поверх себя, что, боюсь, еще тяжелее, и увеличивает размер мишени.

Так что, непосредственно на поле боя ничего специального так и не прижилось. Всевозможные колеса под носилки себя не оправдали - на поле боя они больше мешают, чем помогают. В межвоенное время какой-то теоретик придумал броневой кожух для носилок на колесиках. Дальше рисунков и прототипов дело не пошло - противопулевой кожух такого размера уже исключает перемещение его в одиночку и даже вдвоем, а носильщиков эта конструкция вовсе не защищает.

В бронированный сантранспорт на поле боя я, признаться, не верю. Ну, разве что в идеальном мире, где никто не будет намеренно стрелять в бронетехнику с красным крестом.

Пост санитарного транспорта (ПСТ) - самое близкое к фронту место, куда можно выдвинуть повозку или джип. До ПСТ волей-неволей приходится тащить на себе - или носилки, или всевозможные импровизации из двух винтовок и кителя, или четырех рук, или иные комбинации кувалды и чьей-то матери. Еще, кстати, применяли разные волокуши и "финские лодочки" - такая стоит в музее Российской Армии.

Ее можно тащить и по снегу, и по грязи, и по воде. Зимой удобны лыжно-носилочные установки - из стандартных носилок и стандартных лыж они делают носилки на лыжах.

Носилки - унифицированы. Это значит, что любой транспорт, приспособленный для крепления носилок, оснащается крепежом одного типа. Металлические ножки носилок крепятся и в санитарной двуколке, и в санитарном самолете. А при передаче раненого с этапа на этап его, если есть такая возможность, с носилок не снимают - а возвращают на предыдущий этап порожние носилки. Дело в том, что перекладывание очень болезненно для раненых, а при ранениях в живот часто бывает просто смертельно. Наслаивающийся шок уносит раненого в 10-15 минут.

Носилочная лямка служит и для облегчения переноса носилок, и для переноса раненых без носилок.

От ПСТ и далее (кстати. Общий принцип эвакуации - "на себя". Каждый этап забирает раненых от более близкого) раненого везут на гужевом транспорте или, если повезет, на джипе. Пробовали носилки на мотоцикле с коляской, но конструкция получилась громоздкая и неудобная.

На этом этапе, в теории, самое место легкобронированным транспортерам - специально по ним никто стрелять не будет, а от случайных пуль и осколков они защищены. Но в ВМВ, сколь мне известно, они не нашли широкого применения - бронетранспортер нужен на фронте.

Ахутин еще по опыту Хасана мечтал о гусеничном транспорте для первых этапов, но, увы, не осилили.

Гужевой транспорт, особенно легкая санитарная двуколка, обладает совершенно фантастической проходимостью - по разбитым дорогам, по болотам, по просекам с пнями. Но легкая (250-300 кг) повозка, опирающаяся на спину лошади, очень тряска, что и мучительно, и опасно. 2-3 носилочных или 3-6 сидячих раненых (в зависимости от типа двуколки).

Санитарная повозка, уже четырехколесная, вмещает 2 носилочных и 4 сидячих раненых, но она и больше, и тяжелее.

На специальном вьючном седле можно перевозить раненого на носилках.

Джип в санитарном варианте поднимает носилки и одного сидячего раненого.

От батальона до полка транспорт, как правило, тот же, а ходячие раненые часто идут и пешком.

Путь до медсанбата пешком одолеть уже сложно, это половина дневного перехода для здорового человека - хотя и в более глубокий тыл раненых приходилось отправлять пешком. Обязательно с укороченными переходами, с опытным фельдшером и в сопровождении санитарных повозок для отяжелевших и уставших.

Различные специальные автомобили везут от 6-8 до 20-30 человек, как правило, у всех предусмотрена система отопления кузова - выхлопными газами или, для комплекта "сделай из полуторки сантранспорт", печкой.

Сидячих и легкораненых, по возможности, везут на попутном порожняке. В крупных боях сантранспорта всегда не хватает.

От дивизионного госпиталя могут летать в тыл самолеты. У-2 в санитарном варианте везет 1 носилочного и 1 сидячего раненого, а можно подвесить под крылья обычного У-2 две кассеты по носилочному раненому в каждой, и еще сидячего - в кабину. Вишневский (младший) летал в такой конструкции после автомобильной аварии, и вспоминал, что предпочел бы проделать этот путь в бессознательном состоянии. В кассете не предусмотрено окон, как и средств открытия ее изнутри...

Большие санитарные самолеты - это 18-22 лежачих раненых. Ли-2 в Монино восстанавливался волонтерами как импровизированный сантранспорт - ремни для подвешивания носилок делаются в любой шорной мастерской. Не очень комфортно, но быстро.

Вообще, авиатранспорт - самый щадящий для раненых. Вроде бы впервые в мире тяжелораненых эвакуировали воздухом в Сербии, в 1915 году (но ничего, кроме собственно этого факта я пока не знаю). Первый специальный авиатранспорт сделали, разумеется, французы, в 1917 году, но во время войны только испытали. В начале 1918 во Франции же сделали первый летающий медпункт - мобильный рентгено-хирургический кабинет на базе бомбовоза типа "Вуазен".

Очень скоро (в мирное время!) во Франции счет перевезенным по воздуху больным пошел на тысячи, и даже в Польше на март 1929 года уже был 41 случай эвакуации воздухом.

Санавиация получила права санитарного транспорта и (теоретически) защиту Женевской конвенции.

Но в реальности все, что летает - цель; авиация зависит от погоды и дорога. Ей пользовались мало, но, к примеру, во время наступления Карельского фронта, когда распутица парализовала колесный транспорт, вся авиация фронта (!) была брошена на первоочередную эвакуацию раненых и доставку грузов в госпитали.

Однако, основой перевозки из фронтового района в тыл, предсказуемо, стали поезда (для Англии и США - еще и госпитальные суда). Опять же, санпоезда бывают специализированными и импровизированными, в простейшем варианте - вообще теплушки с соломой.

В специальных поездах предусмотрены вагоны-перевязочные, вагоны-операционные, вагоны-аптеки и специальные вагоны для крепления носилок на амортизированном подвесе - так называемые кригеровские вагоны. В более простых вариантах - в обычном вагоне делают деревянную раму с пружинами Кружилина (ах, какое название!) - и на них ставят носилки. Сидячих на небольшие расстояния возят и в обычных пассажирских вагонах.

Госпитальные суда - это, с точки зрения фронтового медика, воплощение роскоши и богатства. Сколько угодно пара и электричества, просторные помещения, спокойная перевозка и возможность полноценного лечения.

Однако, и авиация, и подводные лодки всегда могут "не разглядеть знаков Красного Креста" или просто их проигнорировать - на санитарном транспорте "Армения" погибли тысячи человек, врачей и раненых.

Впервые идею специализированных госпитальных судов выдвинул, кажется, Леттерман во время Гражданской войны в США - он настаивал на том, что выделенные и оборудованные под перевозку раненых суда ни в коем случае нельзя даже временно переключать на другие задачи. Помещения загаживаются, имущество пропадает.

Вот, пожалуй, и все, что можно рассказать в двух словах о способах перемещения раненых с этапа на этап. Да, если кто-то при вас говорит о "смертности на этапе эвакуации" (не на этапах, а на этапе!) или считает, что этапы эвакуации - это санпоезда, значит, человек вообще не разбирается в том, что говорит.

Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте

Первые сто лет. Четыре времени военно-полевой хирургии. Часть первая

С любезного разрешения нашего друга, замечательного специалиста по военной медицине Александра Поволоцкого и в честь Дня Победы публикуем его огромный труд о военно-полевой хирургии, который был опубликован на дружественном ресурсе "Медач"



Итак, пробежимся по самым основам.

Прежде всего, усилиями самопиара американцев, у многих людей, даже образованных, даже профессионалов, создалось ощущение, что все, что есть грамотного в организации и тактике медицинской службы, придумали в США после Второй Мировой. Рассуждают о "золотом часе", которого "не понимали в СССР" и рассказывают о том, Как Было Надо (рассказ, как правило, представляет собой микс из современного худлита).

На самом деле, еще до войны понимали если не все, то почти все. И ПТСР описан по итогам Первой Мировой (термина именно такого не было, но понимание - было), и о том, что выживаемость раненых падает со временем по гиперболе, и о переливании крови. И даже практика борьбы с шоком была, в целом, совершенно верной и по нынешним меркам.

Collapse )