Category: психология

Добрый день всем :)

bKZrhsgczoA.jpg

Здравствуйте, дорогие читатели! Кем бы вы ни были - врачом ли, студентом медицинского или любого другого профиля, научным сотрудником, офисным работником или просто любым другим человеком с пытливым умом и стремлением к историческим знаниям - добро пожаловать в мир медицинской истории!

В этом мире есть и бескрайние поля скопившихся за многие века малоизвестных фактов о медицине и врачах, горы информации, уходящие вершинами в глубину веков (парадокс – вершинами в глубину, да?), и похожие на стойкие города-крепости истории известнейших в медицине личностей (чей ставший классическим образ иногда скрывает ой как много всего…) Интригует? Милости просим!

Итак, вы зашли к нам. Вам наверняка интересно, что же тут может быть такого необычного, занимательного, того, что сможет вас, быть может, удивить или даже ошеломить, того, о чем бы вы даже не догадывались раньше. Можем уверить вас - мы найдем, чем порадовать! Найдем, покажем, объясним и отдадим на долгое хранение в чертоги вашего разума (если вы – современный Sherlock).

Знаете ли вы, какая именно была травма у Александра Пушкина и почему она была несовместима с жизнью? Или какие могут быть опасности мастурбации по версии одного из парижских врачей 1830 годов? Или почему во времена знаменитого хирурга Николая Пирогова солдаты, используя последние остатки сил и воли, старались уползти с поля боя куда угодно, лишь бы не попасть в руки к врачевателям? Или что такого заметил исследователь сна Мишель Жуве у кошки и сказал, что она притворилась спящей? А что некогда на одной рекламе спокойно сочетались героин и аспирин, лекарственные формы которых создал один и тот же человек? Может быть, вы знаете, кто такой Макс Петтенкофер и что случилось с ним после того, когда он решился проглотить культуру холерного вибриона? Или с чем еще, кроме болезней, боролись медики век назад?

Смело говорим - у нас подобных историй много. Очень много – и странно, что никто до сих пор не сделал такого блога. Постараемся исправить это недоразумение.

Здесь вы найдете интересные находки из старинных книг по медицине, истории о жизни нобелевских лауреатов и открытии различных веществ, которыми в медицине уже не пользуются или пользуются до сих пор, забавные и каверзные случаи из практики врачей разных веков, истории создания и использования хирургических инструментов и еще много-много других занимательных фактов из искусства врачевания, окутанных пеленой истории.

Наслаждайтесь - тем более, что за блогом можно сейчас следить и в Facebook и ВКонтакте!

Есть только одна просьба: мы не приемлем мата в комментариях. Будем такие комментарии безжалостно удалять - вне зависимости от позиции автора коммента.

PS

Мы очень скромные, поэтому не стали рассказывать о себе в основном тексте, представляющем блог. Но мы привыкли отвечать за свои слова. Потому два слова о нас.
Идея блога принадлежит Анне Хоружей, студентке Волгоградского государственного медицинского университета. Ну а вместе с ней тексты в блог пишет научный и медицинский журналист, соавтор scienceblogger, Алексей Паевский (мы взяли кое-что из постов в этом блоге). Разумеется, авторы блога будут перепощивать интересные статьи и посты из других источников. И, конечно, мы будем рады новым авторам нашего ресурса.

Ну и ещё: авторы блока в составе небольшой команды в тестовом режиме (и на чистом энтузиазме пока) запустили сайт, посвящённый нейросайнс и нейротехнологиям, который мы постараемся сделать основной площадкой освещения нейротематики.

Сайт доступен по двум адресам: нейроновости.рф и http://www.neuronovosti.ru
Кроме того, мы создали его паблики в фейсбуке и во вконтакте:
https://www.facebook.com/neuronovosti/
https://vk.com/neuronovosti

Присоединяйтесь )
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

День в истории: создатель отечественной нейропсихологии

Для автора этих строк Александр Лурия — персонаж особый. Хотя бы потому, что мы родились в один день, правда, с разницей в 73 года. Но все-таки пару лет мы существовали на одной планете одновременно. А кроме того, мы оба занимаемся популяризацией нейронаук. Правда, конечно, Александр Романович сделал для этого на несколько порядков больше — хотя бы самим фактом своего существования. И тем не менее, когда встал вопрос, о ком написать 16 июля заметку для рубрики «История науки дружественного портала Indicator.Ru, сомнений особо не было. Итак, Александр Романович Лурия, создатель отечественной нейропсихологии — и не только.

Александр Лурия. Илл:  Wikimedia commons


Сейчас российская наука в области знаний о мозге находится в положении догоняющих. И это удивительно, поскольку среди основоположников науки о высшей нервной деятельности и создателей методов нейронаук – немало наших соотечественников. Владимир Бехтерев, Иван Павлов, Владимир Правдич-Неминский… День рождения еще одного выдающегося ученого отмечается сегодя. Автору этих строк доводилось слышать фразу одного из западных ученых: «Я не понимаю, как может быть отсталая нейронаука в стране, родившей Александра Лурию». Но – обо всём по порядку.

Александр Романович Лурия родился 16 июля 1902 года в еврейской семье медиков в Казани. Его отец, Роман (Рувим) Лурия был частным врачом (впрочем, при СССР он станет профессором, гастроэнтерологом, инфекционистом, разработает – что важно – психологическую концепцию «внутренней динамики болезней»), мать – Евгения Лурия – была зубным врачом. Так что в семье Лурия всегда была атмосфера, связанная и с физиологией, и с психологией. Поэтому нет ничего удивительного, что дети Романа и Евгении, Александр и Лидия, станут исследователями и врачевателями психики. Старший – основателем отечественной нейропсихологии, а младшая – классным психиатром.

Впрочем, Александр тоже изначально посвятил себя «чистой» психологии, даже – психиатрии. После окончания Казанского университета он был членом Русского психоаналитического общества,  руководил сектором психологии в Украинской психоневрологической академии в Харькове, активно работал над сотрудничеством между советскими и германскими гештальт-психологами… Правда, физиологические основы психики его интересовали не меньше – ведь не зря же он в 1937 году окончил и 1-й Московский  медицинский институт и работал в Центральном нейрохирургическом институте – который ныне носит имя Бурденко).

Но дальнейшей психологической карьере помешала война. Лурию направляют в Челябинскую область, руководить крупным эвакуационным нейрохирургическим госпиталем на 500 коек. Госпиталь №3120, куда командировали Александра с тремя десятками сотрудников занимался лечением и реабилитацией раненых с травмами головы.

И только после войны Лурия «оседает» в столице. С 1945 года он – профессор МГУ, и оставшиеся 32 года своей жизни – преподает, изучает, пишет… По-хорошему, именно Лурия первым создал кафедру нейропсихологии (точнее она называлась нейро- и патопсихологии) на психфаке. Удивительным делом ему удавалось совмещать работу организатором науки и ученым высочайшего уровня. Обычно в науке или одно, или другое.

Пожалуй, основным  научным интересом Александра Романовича (если не считать психику как таковую) была память. Кто не помнит его знаменитую «Маленькую книжку о большой памяти», посвящённую исследованию человека с феноменальной памятью, Соломона Шерешевского. Этот труд, конечно, роднит Лурию со знаменитым Оливером Саксом, автором подобных книжек на английском. Кстати, Лурия и Сакс относились друг к другу с огромным уважением и состояли в активной переписки до самой смерти советского ученого.

Оливер Сакс. Илл Wikimedia Commons


Достижения Лурии можно перечислять очень долго: это и введение в нейропсихологию близнецового метода, и доказательство того, что в высшей нервной деятельности решающую роль играет воспитание и научение, а не генетика. Можно упомянуть культурно-историческую концепцию развития психики, теорию деятельности, вспомнить его opus magnum – вышедшие за пять лет до смерти «Основы нейропсихологии».

В них он писал «высшие психические функции как сложные функциональные системы не могут быть локализованы в узких зонах мозговой коры или в изолированных клеточных группах, а должны охватывать сложные системы совместно работающих зон, каждая из которых вносит свой вклад в осуществление сложных психических процессов и которые могут располагаться в совершенно различных, иногда далеко отстоящих друг от друга участках мозга», на несколько десятилетий опередив критику «новой френологии» 2000-х, когда при помощи фМРТ начали находить «зону любви», «зону чтения журналов» и так далее.

Пожалуй, Александр Романович более оценен на Западе, чем у нас. Вот вам простой пример: так называемая психоневрологическая батарея Лурия-Небраска (LNNB), комплекс из 14 тестов, разработанный Чарльзом Голденом в 1981 году на  основе трудов Лурии. Этому комплексу, который в мировой психофизиологии используется очень активно и в разных формах (например, для детей – LNNB-С) посвящена большая статья в английской Википедии. Российская вики этого теста не знает, как и не знает его русская статья о самом Лурии. Обидно – тем более, что опубликованный в Review of Genegal Psychology в 2002 году обзор включил Александра Романовича в топ-69 самых цитируемых психологов XX века.

Герман Эббингауз: человек, «прокачавший» свою память

«У психологии длинное прошлое, но короткая история»



Герман Эббингауз

«А сейчас вы все забудете», — говорили Уилл Смитт и Томи Ли Джонс в серии фильмов о людях в черном, а затем запускали свой таинственный прибор под названием «нейрализатор». А если мы вам скажем, что совершать с людьми такую процедуру было совсем необязательно? Ведь согласно исследованиям Германа Эббингауза, через час после акта запоминания в нашей памяти остается меньше 50% информации, а к месяцу и далее сохраняется лишь 20%, и эта цифра уже не меняется. «Кривая забывания» Эббингауза — одна из самых знаменитых картинок в экспериментальной психологии, но далеко не единственный его вклад в эту науку.

Рождение уникума

О ранних годах Германа Эббингауза, родившегося 24 января 1850 года в Бермене, Рейнской провинции Пруссии, известно не так уж много. Согласно имеющимся данным, его отец Карл Эббингауз слыл богатым купцом, который придерживался лютеранской веры. Сам мальчик в возрасте 17 лет начал посещать Университет Бонна, где он планировал изучать историю и филологию. Однако в дальнейшем всю область его интересов заняла философия. Но обучение, к несчастью (а, может, и к счастью) оказалось недолгим, так как в 1870 году прервалось франко-прусской войной, куда Герман отправился простым солдатом. В рядах армии он находился не очень продолжительное время, и, вернувшись с войны, продолжил свои исследования в области философии, которые завершились написанием диссертации по работе Эдуарда фон Хартманна «Философия бессознательного». Таким образом, совсем ещё юный философ в возрасте 23 лет уже получил статус доктора наук. Окончив университет, Герман Эббингауз разъезжал по разным странам, побывал во Франции, Англии, Германии, где зарабатывал себе на жизнь репетиторством.

Дальнейшее направление его жизни и научной работы решилось в Англии в течение буквально одного дня. Все произошло в книжной лавке, где учёный натолкнулся на книгу, в которой описывалась работа Густава Фехнера «Элементы психофизики». Дотошные математические выкладки, представленные в работе, заворожили и вдохновили «латентного» математика на его исследования. Позже, при оценке научных взглядов Эббингауза, современники отметят их уникальность и то, что они не носили следы ни одного из наставников, коллег или учителей. Даже работа фон Хартманна, по которой Герман Эббингауз писал свою докторскую, противопоставлялась взглядам философа. Но вот касательно книги Фехнера можно однозначно сказать: она оказалась знаковой в жизни учёного. Посвящая вдохновителю свою вторую работу «Принципы психологии», Эббингауз писал: «Я всем обязан вам».



Густав Фехнер


«Бессмысленное» запоминание

Учёный приступил к своим знаменитым ментальным экспериментам в 1879 году. Объектом исследования стал он сам, а метод оценки своей памяти подобрал крайне щепетильно и довёл до совершенства. В опытах, проведенных в течение двух периодов длительностью по одному году, использовалось 2300 карточек с «бессмысленными слогами» и более 15 000 их повторений. Сам термин «бессмысленные слоги» исследователь ввёл для описания коротких и не несущих никакого значения слов, состоящих из трёх букв (CVC триграммы). Они выглядели следующим образом: на первом и последнем месте стояли согласные, которые не повторялись, а между ними помещалась гласная (например, ЩОД, ХИБ, ВЫК). Главное условие — эти трёхбуквенные сочетания не должны вызывать никаких ассоциаций, чтобы не облегчить запоминания отдельных карточек и не внести, тем самым, погрешность в эксперимент. Карточки отбирались случайным образом из коробки и записывались, а дальнейшее заучивание проходило вслух под звуки метронома специально отработанным заранее голосом.

Вариантов опыта существовало множество. При помощи них Эббингауз пытался выяснить различные свойства памяти: время забывания и скорость, количество повторений для лучшего запоминания, время и скорость заучивания, количество информации, сохранившейся подсознательно, и некоторые другие.

Полноценным итогом семилетнего труда стала книга «О памяти» или позже переведённая на английский как «Память: вклад в психологию». Там, помимо кривой забывания, описывались кривая заучивания, метод заучивания, метод сбережения, факт упражняемости, а также эффект от повторения (переучивания) и фактор края.





Кривая забывания или кривая Эббингауза. Линия, согласна которой заученная информация начинает резко забываться через 20 минут и достигает пика через час; позже темп снижается. В итоге от начального объема через месяц мы помним порядка 20% от первоначального объема информации.


Похороны старой психологии

Эффект от работы последовал незамедлительно, научное сообщество приняло её крайне одобрительно. Уильям Джеймс, основатель функциональной психологии, даже отметил, что труд просто «героический» и отметил, что это «единственное самое блестящее исследование во всей истории психологии». Схожим образом отреагировал знаменитый английский психолог Эдвард Титченер, приравнявший труд к величайшим работам о памяти со времён Аристотеля. Книга «О памяти» принесла учёному также и повышение по должностной службе: место профессора в Университете Берлина, где он смог открыть свою собственную лабораторию.
Чуть позже, в 1890 году, Эббингауз вместе с немецким физиком Артуром Кёнихом основал журнал по психологии «Психология и физиология органов чувств».

Как «Принципы психологии», так и третья, не менее известная работа «Краткое описание психологии» (правда, была до конца не закончена самим Эббингаузом, но дописанная позже его коллегой Эрнстом Дюрром) пережили множество переизданий, оставаясь актуальными по сей день.

Однако, там где есть место славе, найдётся место и противоречию. Не менее ярким, чем труды, оказался публичный спор между Эббингаузом и его бывшим коллегой Вильгельмом Дильтеем. Последний опубликовал статью, где жестко критиковал экспериментальную психологию, которую считал скучной, и превозносил психологию описательную. Дильтей полагал, что в связи со сложностью памяти как феномена, единственный правильный метод её изучения — интроспекция, т.е. наблюдение за самим собой и описание полученной информации. Герману Эббингаузу пришлось отстаивать свои убеждения. Для этого он сначала отправил все свои замечания личным письмом бывшему коллеге, а затем написал публичную статью. Позже учёная общественность отметит, что Эббингауз «похоронил старую психологию 1890-х годов».


Интеллект, иллюзии и стандартизация

Блестящий ученый, который однако никогда не стремился к научной славе, но сделал так, что его работы увековечили его имя в истории психиатрии и в науках о мозге и памяти. Он не задумывался о том, чтобы стать пионером в области экспериментального изучения памяти, но при этом получил крайне важные результаты. Данные о заучивании и забывании, упражняемости и сбережении памяти положили научную основу всем существующим методикам обучения и запоминания.

Помимо всего, Эббингауз считается первым создателем теста по оценке интеллекта, заключавшегося в том, что детей просили закончить различные предложения. Позже Альфред Бинет одолжит методику и внесет её в шкалу интеллекта Бинета-Саймона. Также Герман Эббингауз считается первым, кто открыл феномен оптической иллюзии, известной как иллюзия Эббингауза.





Иллюзия Эббингауза. Вам тоже кажется, что оранжевые круги разные? Два круга, равных по размеру (в центре), окружены кругами большего (слева) и меньшего (справа) размера, из-за чего они кажутся разными.

В завершение отметим, что вся работа ученого, которая не прекращалась вплоть до его смерти 26 февраля 1909 года, оказалась важной для современной науки не только самими полученными данными и разработанными методами. Считается, что Эббингауз стал первым учёным, который составил стандарт отчёта исследовательской работы. Его статья про память разделена на четыре части: введение, методы, результаты и обсуждения. А вам это ничего не напоминает?

Этот материал написала наша коллега Анастасия Натрова для портала neurotechnologies.ru

Знаете ли вы, что... (Бехтерев, Фрейд и Шарко)

Sigmund_Freud_LIFE.jpg

...оказывается, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд (на фото вверху) и великий нейрофизиолог Владимир Бехтерев...

Bexterev1912.jpg

...учились у одного и того же человека, который сейчас более всего известен одним методом физиотерапии, который получил его имя, - Жана-Мартена Шарко, создателя душа Шарко.

Charcot.jpg

О каждом из них, разумеется, в свое время в блоге появится большой материал. Или несколько :-)


Следить за обновлениями нашего блога можно и через его страничку в фейсбуке и паблик вконтакте

Великие психологические эксперименты: семь слов доктора Вундта

Wilhelm Wundt / Gemaelde nach Fotografie - Wilhelm Wundt / Painting after photo -


Почему в рекламных блоках используется не более девяти смысловых единиц, хорошо запоминаются телефоны без префикса, а в веб-дизайне хорошим тоном считается не включать в основное меню сайта слишком много разделов? Все дело в числе семь, которое играет важнейшую роль в жизни человечества. И, кстати, при этом никакой магии – сплошная наука.

Ведь эта самая семерка стала одним из первых результатов первых настоящих экспериментов молодой науки психологии.

Еще 150 лет для изучения такого понятия, как «душа» или «сознания» предполагалось всего лишь несколько инструментов. Либо обратить сознание на себя, фактически предаваясь медитации, либо рассуждать на эту тему. Так продолжалось до тех пор, пока на научную сцену не вышел ординарный профессор Лейпцигского университета Вильгельм Вундт. Этот человек решил применить к психологии главный прием естественных наук – эксперимент.

Надо сказать, что Вундт был даже по тем временам скучным и очень «правильным» человеком. В его жизни все было упорядочено – и работа, и личная жизнь. По воспоминаниям его жены Софи, он все время придерживался точного распорядка. Утром – писал, днем посещал cотрудников и лаборатории (не более 10 минут на каждого), затем – прогулка и лекция, вечером – прием гостей, музицирование и разговоры о политике.

Но именно эта упорядоченность позволила ему столь же методично перевести психологию на экспериментальные рельсы.

c5a7f7f672942768c1132166685f0461.jpg

Лаборатория Вундта

Первые психологические эксперименты зрелищностью не отличались. Скажем прямо, для современного человека они показались бы откровенно скучными. Представьте себе типичный кабинет Лейпцигского университета. 1879 год. На столе стоит самый обычный метроном, он же практически первый психологический прибор, перед ним сидит человек. При помощи такого нехитрого прибора Вундт исследует свойства сознания. Вундт старался измерить объем сознания (как он сам писал). Его интересовало, сколько простых, «элементарных» впечатлений может уместиться в сознании одновременно.
Испытуемым в первой психологической лаборатории с небольшим промежутком предъявлялись два одинаковых ряда звуков и предлагалось определить, одинаковые ли это были звуки? Считать стимулы запрещалось – их надо было просто слушать и воспринимать каждый ряд целостно.
Оказалось, что удары метронома воспринимались, как разные звуки – наподобие тиканья часов: “тик-так”. Хотя, конечно, никакого “тик” и “так” этот прибор не издавал – все его щелчки были одинаковыми. Но Вундт объяснил это феноменом “ритмичности” сознания – тенденции к образованию групп из отдельных элементов.

Collapse )

Великие психологические эксперименты: настоящий доктор Уотсон и ненастоящий Альберт

После некоторых сомнений мы решили опубликовать в блоге несколько текстов о великих психологических экспериментах, которые были написаны одним из соавторов этого блога вместе с коллегой и супругой, медицинским журналистом Снежаной Шабановой для разных изданий. Раз уж о психиатрии пишем - чем психология хуже, тем более, что говорят, что "все болезни от нервов", да?
И вот вам первый текст - об эксперименте "маленький Альберт".


John_Broadus_Watson.jpg



Cреди «великих психологических экспериментов», давно и прочно вошедших в классические учебники, можно встретить много таких, которые в наше время невозможно было бы повторить – из-за этических запретов. Ведь современные правила требуют от экспериментатора в первую очередь предотвратить как физические, так и психологические травмы испытуемого. А, значит, и знаменитый «тюремный эксперимент» Филиппа Зимбардо, и эксперимент Стэнли Миллграма современный психолог провести бы не смог. В числе таких, невозможных нынче экспериментов, можно привести и исследование, известное в анналах, как «Маленький Альберт». Впрочем, последний – не только потому, что он был крайне неэтичен. Но и потому, что это – типичный пример того, как нельзя проводить эксперименты с научной, а не только с этической точки зрения. Как говорится, хотите наблюдать психологический эксперимент с ужасным дизайном – пожалуйте в конец 1919 года, в Университет Джона Хопкинса.

Но обо всем по порядку.

В конце XIX-начале XX века в англоязычном мире были очень популярны рассказы, написанные от лица английского доктора, которого звали Джон Уотсон (впрочем, в «Человеке с рассеченной губой» Конан-Дойл почему-то именует его Джеймсом). Чуть позже в США взошла звезда другого доктора Уотсона – на этот раз реально существующего Джона Бродеса Уотсона, в 1913 году провозгласившего рождение нового направления в психологии (самой по себе весьма молодой тогда науки). Уотсон заявил о создании бихевиоризма. По его мнению, внутренние психические процессы человека не имеют никакого значения. Важно лишь поведение человека, которое, в свою очередь, зависит от внешней среды и внешних стимулов.

«Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и мой собственный особый мир, в котором я буду их растить, и я гарантирую, что, выбрав наугад ребенка, смогу сделать его по собственному усмотрению специалистом любого профиля — врачом, адвокатом, торговцем и даже попрошайкой или вором — вне зависимости от его талантов, наклонностей, профессиональных способностей и расовой принадлежности его предков», - затасканная цитата из Уотсона достаточно точно характеризует его теорию. Кстати, вдохновлялся Уотсон трудами нашего соотечественника, нобелевского лауреата Ивана Петровича Павлова - в особенности, его работами по условному рефлексу.

Collapse )